МАТРИЦЫ О.Н. СОРОКИНА И ПРОБЛЕМА ПОИСКА СМЫСЛОВ Часть 1

МАТРИЦЫ О.Н. СОРОКИНА И ПРОБЛЕМА ПОИСКА СМЫСЛОВ
Часть 1
Логвинов В.С.

В последние годы в отечественной естественнонаучной литературе мы встречаем философские работы, опубликованные О.Н. Сорокиным, в которых проявляются некие, присущие ему, сущностные особенности интеллекта и мировоззрения (здесь интеллект рассматривается в рамках имплицитной парадигмы) [1,2,3].
Тексты О.Н. Сорокина представляют собой, в сущности, комментарии к создаваемым на заданную им тему графическим конструкциям, условно называемым «матрицами». Ниже приводится изображение одной из таких матриц с комментирующим текстом.
При этом цели создания своих матриц О.Н. Сорокин не объясняет, однако, исходя из контекста, можно предположить, что матрицы – это некие смысловые модели мыслимых О.Н. Сорокиным концептов.
В процессе конструирования матрицы в геометрический каркас разной степени сложности встраивается интуитивно сформированный тезаурус, образующий многосвязную систему. При этом, по-видимому, при построении матрицы существенным является графическое представление, дающее простоту и наглядность связей между понятиями. Функциональное значение этих графических связей О.Н. Сорокин не раскрывает.
Матрица состоит из трёх обязательных компонентов: концепта (в заглавии), каркаса и тезауруса.
Можно предположить, что О.Н. Сорокин изобрел оригинальный способ осмысления и понимания интересующих его концептов.
Данная работа показывает когнитивный подход к изучению теоретической и практической деятельности создателя матриц (матрицкриейтера) и его методологию.
Универсальная психологическая матрица
Живых Систем

«1. На уровне инстинктов выявляются индивидуальные реакции, нарабатывается чувственный опыт рефлексов, которые фиксируются в блоках чувственной памяти. Возникает контроль – прецедент рефлексии, появляется потребность в подобии, т.е. в объекте отзеркаливания, что предопределяет возникновение желания и взаимодействия, как множества форм проявлений. Развиваются персональные свойства психики, увеличивается порог чувствительности и порог терпимости формируется особь, где экстерораздражитель – толпа выступает как однородная масса (сложившаяся «магнетизмом» Подобия) – среда обитания.
2. На уровне Чувства формируется индивидуальность, нравственность, эстетика.
3. На уровне Разума закладываются эталоны поведения, и рождается этика. Двойная система Выбора формирует основу духовности – ответственность, которая в свою очередь, разворачивает Сознание.
4. На уровне Сознания, через Закон неустойчивого равновесия» (труд Сизифа), формируется духовность. Основные свойства духовности – ответственность, терпимость, устойчивость, целеустремленность, суть которой творческое созидание.
Универсальность этой психологической матрицы заключается в том, что в ней через отражение основных психологических свойств живых систем, можно увидеть развитие любой живой системы: человека, семьи, общества, социума, государства, нации, этноса, трудового коллектива, и т.д. Она может стать компасом в формировании новых моделей производных живых систем: идеологических, политических, военных и научных доктринах. Идея любых новообразований, в производных живых системах, должна выражаться через «человеческий фактор», а также Закон Сохранения Вида, глобальный закон сохранения биологических систем и, прежде всего через управленческие функции, с учетом всех природных законов развития живых систем, в целях этнической целостности и национальной безопасности. » [4].
Задача автора данной работы состоит в том, чтобы с позиций когнитивной науки выявить и продемонстрировать многогранность значений и смыслов феномена Матрицы Сорокина (МС).
По ходу изложения мы обсудим некоторые проблемы когнитивной лингвистики и когнитивной психологии. Феномен МС будет рассмотрен, как деятельность, как текст в широком смысле, и как объект культурологии.
Исходя из интерпретации МС как смысловой модели концепта, дальнейшее изложение будет вестись по нескольким рубрикам.

1. Понятие смысла в философии, психологии, лингвистике и смысл поиска смыслов в матрицах О.Н. Сорокина, как матрикскриейтера
«Смысл» является понятием фундаментальным, многогранным и расплывчатым. Его значения и смыслы многообразны. Можно сказать, что мир смыслов гармонизирует и драматизирует взаимоотношения трёх миров – мира мыслей, мира языка и мира материального.
Акцентируя наше внимание на деятельности человека, направленной на осмысление чего-либо, на поиск смысла, следует отметить, что этот поиск определяется высшим уровнем потребностей в их иерархии.
Познавательная потребность как подвид потребности в самоактуализации личности, согласно А. Маслоу (Abraham H. Maslow) проявляется как процесс поиска смысла. Эта потребность представляет собой желание понимать, систематизировать, организовывать, анализировать, искать связи и смыслы, строить систему ценностей. Удовлетворение этой потребности приносит человеку глубочайшее удовлетворение и составляет лучшие мгновения человеческой жизни [5].
В то же время, неудовлетворённая потребность в обретении смысла ассоциируется со страданиями и гибелью человека, что ярко показал Виктор Франкл (V.Frankl) на примере трагедий узников концлагерей [6]; в нынешнем же обществе комфортного бытия деструктивность консумизма (потребления ради потребления) проанализирована Бенно Хюбнером (Benno Hübner). Он сумел «расслоить» вопрос о смысле на три пласта: вопрос о смысле жизни, вопрос о смысле в жизни и вопрос о смысле в бессмысленное время [7].
Представление о самосущих мировоззренческих смыслах предлагает В.В. Налимов в своей концепции семантического поля [8].
Идеи этих авторов имеют отношение к смыслу поиска смысла в общемировоззренческом и экзистенциальном плане, однако не касаются других аспектов содержания понятия «смысл», а именно, в логической семантике, семиотике, лингвистике и психологии. В формальной классической логике смыслу соответствует содержание высказывания. В логической семантике, в традиции, идущей от Фреге (Frege), смыслом является мыслимое содержание, возникающее в процессе понимания высказывания.
Существует множество трактовок смысла, в одной из которых можно выделить то, что в отношении процесса понимания его структурное представление и суть смысл, как это постулируется в системно-мыследеятельностной (СМД) методологии Щедровицкого [9]. По его мнению, смысл есть структурный коррелят самого понимания, задающий особую форму существования знаков, которая реализуется неявно, через знание людей о том, что смысл – это общая соотнесённость и связь всех относящихся к понимаемой ситуации явлений. Это знание организует понимание таким образом, что человек может фиксировать функциональные характеристики элементов ситуации относительно друг друга и относительно ситуации в целом. Тогда говорят, что «понят смысл текста или высказывания» или «ситуация осмыслена» [10]. При этом речь идёт о переводе структуры смысла в набор мыслимых предметов, что мы и видим на примере матриц О.Н. Сорокина.
Эта особенность смысла осуществляется через его осознание, она открывает широкое поле для различных герменевтических стратегий. Использование схем смыслов изменяет организацию интеллектуальных процессов, это является основой для разработки интеллектуальных технологий. Матрицы О.Н. Сорокина тоже дают своеобразные схемы смыслов.
В аспекте психологии природу, структуру и динамику смысловой реальности наиболее основательно рассмотрел Д.А. Леонтьев [11]. Смысл был им определён как отношение между субъектом и объектом или явлением действительности, которое определяется местом объекта (явления) в жизни субъекта, оно выделяет этот объект (явление) в образе мира и воплощается в личностных структурах, реализующих поведение субъекта по отношению к данному объекту (явлению). Д.А. Леонтьев выделяет три аспекта смысла — онтологический, феноменологический и деятельностный. Соответственно и МС можно разбить на три группы.
Д.А. Леонтьев выделил и описал шесть разновидностей смысловых структур, выступающих как функционально различные элементы смысловой структуры личности. Эти шесть структур отнесены им к трём уровням организации: уровню структур, непосредственно включённых в регуляцию процессов деятельности и психического отражения (личностный смысл и смысловые установки), уровню смыслообразующих структур, участие которых в регуляторных процессах опосредовано порождаемыми ими структурами первого уровня (мотив, смысловая диспозиция и смысловой конструкт). И, наконец, высший уровень, к которому относится одна из разновидностей смысловых структур – личностные ценности, являющиеся неизменными и устойчивыми в масштабе жизни субъекта. Источником смыслообразования, автономным по отношению к конкретным ситуациям взаимодействия субъекта с миром.
Постулируемую Д.А. Леонтьевым смысловую систему как принцип организации и как единицу анализа смысловой структуры личности можно попытаться использовать для рекурсивного анализа МС в аспекте смысловых установок личностных смыслов.
В области психологической теории смысла наибольшего внимания заслуживает концепция А.Ю. Агафонова [12], в которой понятие «смысл» служит для обозначения элементарной единицы анализа психики человека. Если А.Ю. Агафонов рассматривает человека как смысловую модель мира, то творчество матрикскриейтера можно трактовать как выражение смысловых интенций, обращённых к другому человеку. Отталкиваясь от смысловой теории сознания А.Ю. Агафонова, правомерно утверждать, что МС ставит человека в ситуацию нахождения «на пороге сознания».

2. Проблемы концептологии в приложении к матрицам
Рассмотрев понятие «смысл», перейдем к обсуждению вопроса о том, где же пребывают «смыслы», а именно, к вопросу о носителях смысла, каковыми являются концепты.
В настоящее время когнитивная лингвистика сосредоточила своё внимание на следующем:
структуры представления различных типов знаний, представленных в языковых знаках. Это суть изначальный предмет гносеологии;
• механизм извлечения знаний из знаков, правила интерпретации (предмет когнитивной семантики и прагматики);
• способы концептуальной организации знаний, (МС – один из таких способов);
• особенности категоризации человеческого опыта как способ образования концептуальных структур. Как раз они и представлены в МС.
Ключевым понятием когнитивной лингвистики является «концепт». Существует множество различных определений термина «концепт», однако общепринятого определения нет. Есть много трактовок его природы, особенностей, свойств и структуры.
По мнению различных авторов, концепт – это единица языка мысли; все то, что мы знаем об объекте; связующее звено между мышлением и языком, орудие научного исследования, единица ментальности, единица сознания, единица информации о мире, лингвокогнитивное явление, базовая единица культуры, психолингвистическое явление, абстрактное научное понятие, лингвокультурное явление и т.д. [13].
Если мы принимаем, что МС и его элементы – это суть содержание концептов, то каждый матрикскриейтер должен решить принципиальный вопрос о том, чем является его «матрица»? Лингвокогнитивным явлением, психолингвистическим явлением, абстрактным научным понятием, базовой единицей культуры или лингвокультурным явлением?
Кроме того, нужно определить, к какому содержательному типу относится концептуальная МС. Это должен быть либо культурный концепт, либо лингвокультурный концепт, когнитивный концепт, эмоциональный концепт либо научный концепт.
Принадлежность МС-концепта к организационно-структурному типу не вызывает сомнений. Это – концепт-схема (другие типы: ментальная картинка, концепт-фрейм, концепт-инсайт, концепт-сценарий). Таким образом, МС-концепт – это идеальная сущность, графическим отображением и символом которой является своеобразное произведение матрикскриейтера.
Сопоставление понятий «значение», «смысл» и «концепт» показывают, что они принадлежат к различным сферам знания. «Значение» имеет отношение к содержанию (знанию, закреплённому в системе языка и единицах речи). «Смысл» – значение для реципиента, говорящего и слушающего. «Концепт» – структура значения и смысла как «квант» знания.

Литература.
1. Сорокин О.Н. Психологическая матрица Сознания // Спорт и здоровье нации. Сборник статей. СПб., 2002, с. 154-172.
2. Сорокин О.Н. Психологическая матрица гармонии или психология материи // Фундаментальные проблемы естествознания и техники. Труды Конгресса-2002. СПб, 2004. С. 421-435.
3. Сорокин О.Н. Матрица фундаментальных взаимодействий // Фундаментальные проблемы естествознания и техники. Труды Конгресса-2004. Часть 1. СПб, 2004. С. 389-397.
4. Сорокин О.Н. Основополагающая психологическая матрица живых систем // Фундаментальные проблемы естествознания и техники. Труды Конгресса-2002. СПб, 2004. С. 397-398.
5. Маслоу А. Мотивация и личность. СПб, 1999. С. 94.
6. Франкл В. Человек в поисках смысла. М., 1990.
7. Хюбнер Б. Смысл в бес-СМЫСЛЕННОЕ время: метафизические расчеты, просчеты и сведение счетов. Минск, 2006.
8. Налимов В.В. В поисках иных смыслов. М., 1993.
9. Щедровицкий Г.П. Мышление-Понимание-Рефлексия. М., 2005.
10. Бабайцев А.Ю. Смысл и значение // Всемирная энциклопедия: Философия. М., 2001. С. 954-955.
11. Леонтьев Д.А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. М., 1999.
12. Агафонов А.Ю. Основы смысловой теории сознания. СПб., 2003.
13. Прохоров Ю.Е. В поисках концепта. М., 2008.
14. Клещев А.С., Шалфеева Е.А. Классификация свойств онтологий. Онтологии и их классификации. Препринт ИАПУ ДВО РАН. Владивосток, 2005.
15. Гаврилова Т.А. Онтологический инжиниринг // Труды конференции «КИИ 2002». М., 2002. С. 845-853.
16. Смирнов А.В., Пашкин М.П., Шилов Н.Г., Левашова Т.В. Онтологии в системах искусственного интеллекта: способы построения и организации // Новости искусственного интеллекта, 2002, №1, — с. 3-13, №2, — с.3-9.
17. Морозов Ф.М. Схемы как средство описания деятельности (эпистемологический анализ). М., 2005.
18. Ленк Х. Схемные интерпретации и интерпретационный конструктивизм // Научные и вненаучные формы мышления. М., 1996. С.116.
19. Кант И. Соч.: В 6т. Т.3. М., 1964. С. 222.
20. Величковский Б.М. Современная когнитивная психология. М., 1982. С. 20.
21. Пиаже Ж. Речь и мышление ребенка. СПб., 1997.
22. Козловски П. Культура постмодерна. М.,1997. С.56.
23. Можейко М.А. Ризома // Всемирная энциклопедия: Философия. М., 2001. С. 861-862.
24. Gardner H. Frames of Mind: The Theory of Multiple Intelligences. New-York: Basic. 1983.
25. Асмус В.Ф. Немецкая эстетика 18 века. М., 1962.
26.Хёзинга Й. Homo Ludens (Человек играющий). СПб., 2007. С. 157-158.

No Comments

Post a Comment