ВИЗИОНЕРСКИЙ ОПЫТ И ДИВЕРГЕНТНОЕ МЫШЛЕНИЕ

alex (1)
Цильвиковский Алексей, PhD Reading
Магистр психологии, специалист
в области энтеогенной психотерапии,
член профессионального сообщества
Czeps, Чехия

ВИЗИОНЕРСКИЙ ОПЫТ И ДИВЕРГЕНТНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Аннотация:
Статья представляет собой результат исследований, связанных с использованием психо-активных средств (Ayahuаsca), направленных на более глубокое понимание взаимосвязи психоделиков, и их влияния на творческий потенциал человека. Одновременно целью исследования была способность участников терапии сформировать свое собственное понимание феномена «творчества», не опираясь на общепринятые социокультурные дефиниции этого термина.

Ключевые слова: трансперсональная психология, дивергентное мышление, визионерский опыт, эго, творчество, психоделики (энтеогены).

Annotation. This article represents the results of research involving work with psychoactive substances (ayahuasca), which was directed toward gaining a deeper understanding of the connection between psychedelics and their effect on the creative potential of an individual. An integral partart of some of these works was supporting the subjects into finding their own understanding of the phenomenons «creating» and «creativity», independent from the sociocultural definitions of this term).

Keywords: transpersonal psychology, divergent thinking, visionary experience, ego, creativity, psychedelics (entheogens).

Глоссарий:

Психоделики (энтеогены). Психоде́лики (от др.-греч. ψυχή — «душа», «сознание» и δῆλος — «ясный», «очевидный») — класс психо-активных веществ, изменяющих восприятие и влияющих на эмоциональное состояние и многие психические процессы. В научной литературе психоделики характеризуются как вещества, «расширяющие сознание», так как широко распространено мнение, что они работают за счет усиления мозговой активности и способствуют глубоким психологическим переменам. К психоделикам относятся синтетические и полусинтетические вещества (LSD25, DOB, 2C-B, MDMA, N,N Dimethyltriptamine (DMT), содержащиеся в некоторых видах грибов: псилоцибин и псилоцин, мескалин (активный компонент кактуса пейота (Lophophora williamsii) и сан педро (Trichocereus pachanoi)), LSA содержащийс например в растении ололиуки (Turbina corymbosa) и айяуаска (также айяваска от кечуа ayawaska) —традиционный шаманский напиток, сваренный преимущественно из 2 растений: лианы Banisteriopsis caapi и листьев растения Psychotria viridis, содержащих DMT, 5-MeO-DMT, 5-HO-DMT, а так же гармин, гармалин и тетрагидрогармин. Однако полный химичиский состав значительно шире).
Психоделический опыт заключается в переживании изменённых или трансовых состояний сознания, причём содержание этого опыта может быть очень разнообразным. Существует психоделическая психотерапия, основанная на применении психоделиков. Освещением и проведением современных исследований в области психоделиков в медицине и психотерапии занимается Мультидисциплинарная ассоциация психоделических исследований (Multidisciplinary Association for Psychedelic Studies, или MAPS) и Исследовательский институт Хеффтера (Heffter Research Institute). (https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D1%81%D0%B8%D1%85%D0%BE%D0%B4%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B8#%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B8%D1%81%D1%85%D0%BE%D0%B6%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D0%B5_%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D0%B0)

Трансперсональная психология — от «трансперсональное» — выходящее за границы персоны. Вследствие эволюции развития классической психологии, построенной на анализе эго, стало естественным возникновение новой области психологии, которая с помощью техник, расширяющих сознание, исследуют широкое и мало изученное измерение психики за границами персонального уровня (эго).

Творчество. Творчество — процесс деятельности, в результате которого создаются качественно новые материальные и духовные ценности или итог создания объективно нового. Основной критерий, отличающий творчество от изготовления, — уникальность его результата. (ru.wikipedia.org). В контексте этой статьи понимание творчества не ограничивается лишь результатом деятельности автора и его личными интеллекту-альными способностями, а представляет собой процесс, переходящий за границы персонального уровня.

Эго – (от лат. “ego” — “Я”) — это компонент психического аппарата, ответственный за принятие решений(www.grandars.ru). Под этим термином подразумевается накопленный человеком жизненный опыт, воспринимаемый как «я», полностью социокультурно обусловленный и лишенный целостной саморефлексии.

Дивергентное мышление – (от лат. divergere — расходиться) — метод творческого мышления, основывающийся на неординарных, спонтанных и пластичных мыслительных решениях, которые являются основой творческой деятельности.
Трансперсональный опыт очень индивидуален. Поскольку мне пришлось быть не только исследователем-наблюдателем, но и, в определенной степени, участником эксперимента, я посчитал возможным излагать свою точку зрения от первого лица.

Предлагаемое сообщение посвящено всем, кто интересуется феноменами сознания, психики и творчества. На мой взгляд, подобные исследования могли бы значительно расширить наше понимание этих явлений.
Существует множество теорий и интерпретаций того, что из себя представляет креативное мышление и творчество. На эту тему написано много книг (о психологии творчества, о принципах креативного мышления, о многочисленных арт-коучинговых практиках). Есть и широкая палитра научных публикаций, исходящих из философии и психологии творчества… Я бы не хотел погружаться в сравнительный анализ феномена творчества сквозь фильтр этого знания и раннее сформулированные теории о том, чем творчество является, а чем не является. Моя специализация на протяжении 20 лет касалась изучения психоделиков (энтеогенов), преимущественно на территории Южной Америки, и их влияния на психику человека. Естественно, в рамках многочисленных экспериментов (в контролируемых условиях) наблюдалось значимое катализирование и проявление того, что можно назвать “креативным” или “творческим” мышлением, а точнее — “неординарным способом восприятия”; пробуждением дивергентного типа мышления, неподвластного обусловленному привычному способу восприятия реальности. Именно об этих необычных переживаниях и психических механизмах, лежащих в их основе, я и хочу написать.

В истории человечества было множество случаев, когда психоделики повлияли на разные сферы творческой деятельности человека. Сейчас я даже не имею в виду последние 10000 лет, а только период с 60-70-ых годов ХХ века: например, открытие молекулярной структуры ДНК Френсисом Криком под влиянием ЛСД, написание культовой книги “Двери восприятия” Олдосом Хаксли, новаторские идеи Стива Джобса, который не раз упоминал, что его визионерские фантазии родились в период активного изпользования ЛСД, а также невероятное разнообразие рок-музыки, которая напрямую связана с психотропным опытом, — например, Битлз, Доорз, Пинк Флойд и др. (не говоря о фундаментальных работах пионеров в области психоделического исследования, таких как Альберт Хофманн, Альдос Хаксли, Тимоти Лири, Джон Лилли, Хамфри Осмонд, Станислав Гроф, Александр и Анн Шульгин, Чарлз Гроб, Теренц Макенна, Ральф Мецнер или Алан Уотс, А.Маслоу, Э.Сьютич, Дж.Фейдиман, М.Вич, С.Маргулис. (https://psychosearch.ru/practice/prakticheskaya-psikhologiya/292-transpersonalnaya-psikhologiya-istoriya-razvitiya-osnovnye-ponyatiya-i-idei).

Субъективные восприятия реальности разными индивидуумами сильно отличаются. Являясь результатом разной социокультрной детерминации, художник-сюрреалист, компьютерный дизайнер, нейробиолог, арт-терапевт, северо-корейский пограничник или шаман племени Яномамо будут воспринимать мир совершенно по-разному, сквозь призму собственного опыта и уровня личного внимания. Кто-то из них видит реальность как нечто целое, – неделимое на множество отдельных объектов, кто-то – как набор мегапикселей и совокупность разных символов, кто-то в черно-белых оттенках стереотипных механизмов, а кто-то — как манифестацию эстетического совершенства.
Мне бы хотелось на основе личного опыта, как психотерапевта, принимавшего участие в психоделических сеансах с использованием напитка под названием «аяуаска“ описать несколько интересных опытов участников этих сеансов, творческих личностей из области изобразительного исскуства: художников, скульпторов и архитекторов. Этот напиток, представляющий собой комбинацию растений Banisteriospis Caapi и Psychotria Viridis, содержащих триптаминовые и гармалиновые алкалоиды), использовался нами для трансперсональной работы.
Учитывая необходимую анонимность, буду указывать имена этих людей без фамилий, а также, будучи ограниченным объемом статьи, постараюсь выделить лишь наиболее значимые перемены в их понимании того, что принято считать “креативным» или «творческим”. Вот их проживания и аутентичные дефиниции того, что они определили для себя как “творчество”.

Случай 1. Питер. Художник, 28 лет. Это был его первый трансперсональный психоделический опыт, как и у других людей, участвовавших в данной терапии. В момент нашего знакомства Питер охарактеризировал себя как спонтанную творческую личность, однако, с периодической эмоциональной нестабильностью и частым дискомфортным чувством экзистенциального вакуума. Это послужило причиной его желания принять участие в эксперименте с аяуаской, действие которой, как известно сейчас из результатов нейрофизиологических исследований, активизирует огромный потенциал в области лечения депрессий и травматических переживаний, а также способствует глубокой психофизиологической регенерации (объективно улучшенному физическому состоянию и способности к повышенной чувствительности и саморефлексии).
На следующий день после проведенного эксперимента у нас состоялся разговор (разговоры имели место и во время самого процесса, где я участвовал как „ситтер“), в котором Питер выразил ключевые изменения в его восприятии реальности и творчества.

(В данном случае я больше сосредоточился на психологичегских аспектах действия «аяуаски», и в следующей статье хотел бы подробнее объяснить и его биохимические особенности, ибо их много, и они представляют отдельную тему, требующую особого рассмотрения).

Питер: Я всегда считал, что творчество – это конкретное действие, имеющее свои правила и цели, будь-то эстетические или неким необыкновенным образом влияющие на окружение. Я думал, что искусство – это картина, мегалитический монумент или симфония Бетховена, что творчество имеет четкие границы и, главное, оно является результатом усилий автора. Иными словами, творчество – это продолжение себя в неком окружающем пространстве.
Мое восприятие изменилось после того, как мое эго перестало существовать во время сеанса с аяуаской. (Подобного рода проживание, то есть, распад “я” или психологическая смерть, свойственно для многих психоделиков, таких как ЛСД, ДМТ, псилоцибин или мескалин, — А. Ц.). Оно (эго) просто перестало притягивать мое внимание и казалось чем-то виртуальным, излишним, и пришло, так сказать, к своему естественному завершению. Я постепенно начал воспринимать окружающее пространство (ранее, будучи погруженным в свои мысли и переживания, я мало уделял внимания окружающей меня красоте). Я стал видеть деревья, слышать звуки листьев, капли дождя… и в какой-то момент осознал, что “личное” творчество никак не может сравниться с великолепием бытия в его многомерности и одновременно хрупкости каждой травинки. На смену амбициям пришло желание просто поделиться этой красотой, – не смотря на то, как это будет принято или оценено. Теперь я считаю, что творчество – это способность воспринимать красоту мира и делиться ею в той форме, которая естественна для человека. Одновременно я перестал считать, что карандаш, которым нарисована картина, менее интересен, чем сама картина, так как оба они представляют неделимое бытие. Я почувствовал “творчество” как способность воспринимать, слушать, видеть и быть частью красоты, окружающей нас.

Мой психоделический опыт внес существенное изменение в понимание «творческого» процесса. Основным и наиболее важным открытием было то, что «творчество» — это не только выражение личного опыта, амбиций и того, что можно было бы назвать индивидуальным действием, а процесс соприкосновения с «космическим» творением. Что творчество несет в себе как персональный, так и трансперсональный характер.

Случай 2. Макс. Архитектор, 35лет. При встрече Макс охарактеризировал себя очень рациональным, прагматичным и целенаправленным человеком с техническим складом ума и высокой мерой самоконтроля. Причина, по которой он решил учавствовать в эксперименте, исходила из известного факта активизации творческих и креативных эффектов данного препарата в мышлении и психике человека.

Макс: В начале церемонии я отчетливо замечал, что пытаюсь анализировать все окружающее и не терять контроля над изменениями, происходящими в моем сознании. Я даже пытался определять названия хоть немного знакомых мне деревьев и растений. При этом ощущал некий страх от возможности утратить свою концентрацию и погрузиться в мир неосознанных переживаний. Страх становился все более настойчивым, ибо я понимал, что могу оказаться в состоянии, которое я полностью не определяю. Но с каждым следующим мгновением я все сильнее чувствовал, что именно мой страх и стремление контролировать происходящее мешает мне соприкоснуться с неизвестным миром, свободным от “режиссера”. В какой-то момент мне пришла в голову мысль: не позволить ли себе полностью “отпустить” этой контроль и погрузиться в неизведанное состояние? В конечном итоге так и произошло, что дало мне возможность перестать анализировать и сравнивать, а просто воспринимать то, что есть. Я освободился от состояния “наблюдателя”, контролирующего происходящее, и ощутил огромный прилив сил и эмпатии.

Я почувствовал себя как в известном фильме «Аватар», — в мире, полном многообразных живых форм, частью которых был и я. В неком поле монументального био-интелекта, который несравнимо превосходил мой ум своей сверхгармоничной организованностью и порядком. Каждый муравей и дерево имели там свое значение и назначение.

Я не удивлен, что многие режиссеры, архитекторы и художники обращаются к психоделическому опыту, так как он значительно превосходит их личное умственное содержание, обусловленное социокультурными факторами и общими представлениями об эстетике, красоте и “творчестве”. В этот момент я осознал, что творчество – это, скорее, способность воспринимать “чудесное”, нежели пытаться компилировать то, что уже было многократно сделано разными авторами. Творчество – это поток жизни, лишь необходимо немного чувствительности, чтобы не отдалятся от этого течения и не погружаться в бездну своего эго.

Мой психоделический опыт был для меня, несомненно, очень полезным и внутренне обогащающим. Обогащение заключалось, в первую очередь, в ясном осознании того, что для «творчества» необходимо много энергии и внимания, которые зачастую отсутствуют, так как теряются в борьбе с собственным «я». В состоянии, освобожденном от эго, эта энергия присутствует, и ее естественным выражением является творчество.

Случай 3. Кристина. 30 лет, дизайнер. В момент нашего знакомства она представилась человеком интровертным и предпочитающим минимальное вербальное общение. Ее интерес к предстоящему психоделическому опыту исходил из желания найти более гармоничную и комфортную связь с окружающим миром, а также получить новый импульс творческого вдохновения.

К.: Красочное начало терапии (визуальные образы, сопровождающие церемонию) приносило мне ментальное удовольствие: я находила в потоке орнаментов знакомые элементы из творчества знаменитых художников и картины из фильмов, пока не задумалась над тем, необходимо ли мне сравнивать то, что я воспринимаю, с тем культурным опытом, которым обладаю? Могу ли я воспринимать настоящее, не ассоциируя его с тем, что мне знакомо? Могу ли совершенно по-новому воспринимать мир? Так, как если бы у меня не было никаких предствлений о нем? Думаю, это и есть природа творчества – интуитивное соприкосновение с живым.

Трудно вкратце резюмировать весь объем полученного психоделического опыта и вытекающих из них выводов. Возможно, наиболее значимым, для меня оказалось открытие того, что можно внутренне освободиться от позиции образованного, информационно-перегруженного «цензора» и иметь возможность воспринимать мир совершенно по-новому, без тени сравнений, представлений и оценок. Это подобно взгляду на дерево, когда не вспоминаешь его латинское наименование, а видишь дерево в его полноте и красоте без комментариев и оценок. Думаю, способность воспринимать мир без суждений и сравнений и есть начало творческого процесса.

Заключение:
1. В основе психических механизмов, которые сопровождают психоделический опыт, находится, в первую очередь, способность некоторых психоделиков неимоверным образом повышать уровень чувствительности. В некоторых случаях высокая мера чувствительности способна “убрать” виртуальные границы между внутренним и внешним миром, что и является основой трансперсонального опыта (Альберт Хофманн).

2. Повышенная чувствительность напрямую связана с вниманием. В обычном состоянии сознания, при недостаточном фрагментарном внимании, человек анализирует лишь небольшой фрагмент собственного мышления. В большинстве случаев он не способен к целостной интроспекции и к осознанию, для чего необходимо полное сверхчувствительное внимание. Основной механизм психоделического опыта – это конфронтация с содержанием психики, мышления и личной памяти. Возможно, лучше подойдет понятие «некоординированное, ненаправленное на отдельные аспекты психики самонаблюдение, интроспекция».

3. Расширенное состояние сознания дает возможность не только линеарно анализировать внутренние процессы (анализировать «листочек за листочком», а воспринимать содержание психики целостно, что и есть состояние осознания. Другими словами, не двигаться от ветки к ветке разных слоев мышления, а увидеть их целиком, одновременно, непосредственно, — все дерево и его экосистему. В этом смысле я вижу фундаментальное различие между анализом (это стандартный способ самоисследования, происходящий постепенно, в рамках субъективного внутреннего времени) и осознанием, которое является вневременным, мгновенным действием, в котором субъект неотделим от объекта осознания.

4. В момент осознания происходит «ревизия» внутреннего содержания и освобождение от тех инертных механизмов психики и мышления, которые препятствуют полноценному, целостному мировосприятию. В терминах гештальт-психотерапии это можно назвать завершенным гештальтом прошлого, в терминах «психоделической философии» это дефрагментация сознания, когда человек осознает, что он — лишь незначительная часть намного более целостного бытия. Подобный опыт освобождает огромное количество энергии, которая раньше исчезала в черной дыре «персонального уровня» с его характерными страхами, ожиданиями, обидами и прочими энергозатратными механизмами. Освобожденная осознанием энергия выражает состояние внутренней свободы, которая и является «творчеством» в чистой форме. Она дает возможность быть внутренне гибким, не инертным, наполненным интересом к жизни во всех ее проявлениях. Возможно ли вообще настоящее творчество без такой меры интереса к тому, что есть?

Дополнение от автора: Имея возможность на протяжении 20 лет изучать влияние психоделиков на сознание человека, я прихожу к выводу, что такое явление, как «творчество», не является лишь результатом индивидуального действия, а превосходит его границы. Творчество выходит за пределы персонального уровня, – в первую очередь, в способности проживать состояния неотделимости субъекта от объективной реальности.

Как однажды сказал Альберт Эйнштейн, невозможно решить проблему на том уровне сознания, которое ее создало. Для этого необходим выход за границы обусловленной личности.

Bibliography:

1. Strassman R., DMT The spiritual molecule (2000), 1st Edition, 363 pages
2. Published December 1st 2000 by Park Street Press
3. Grof S., LSD psychotherapy (1980) 374 pages, MAPS.org
4. Guilford J.P., The nature of human inteligence (1967) New York: McGraw-Hill, 1967. 538 pages
5. Huxley A., The doors of perception (1954) Harper & Brothers, 63 pages
6. Krishnamurti J., Freedom from the known (1969) Rider Books. 144 pages.
7. Hoffman A., LSD My problem child (1979) McGraw-Hill Book Company 102 pages.
8. Fromm E., Escape from Freedom (1941) Farrar & Rinehart, 257 pages.
9. Luna E., Ayahuasca Visions (1999) North Atlantic Books, 160 pages.
10. Metzner R., Sacred Vine of Spirits: Ayahuasca (2006) Park Street Press, 272 pages.

No Comments

Post a Comment