ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕНЩИН С ОСЛОЖНЕНИЕМ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ И ИДУЩИХ НА ЭКО

naku33sm
Наку Е.А. PhD Reading – перинатальный психолог,
директор Центра перинатальной психологии
«Аист Мама» , Новосибирск

ПСИХОСОМАТИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ЖЕНЩИН С ОСЛОЖНЕНИЕМ РЕПРОДУКТИВНОГО ЗДОРОВЬЯ И ИДУЩИХ НА ЭКО

Наше исследование посвящено психо-физиологическим особенностям женщин, с осложнениями репродуктивной сферы. Мы исследовали их психологический статус и соотносили его с нарушениями репродукции. Проведенные исследования с помощью методов описательной статистики (Таблицы 22-25 приведены в конце статьи), сравнительного анализа и анализа достоверных различий было изучено и описано содержание уровней внутренней картины беременности для женщин экспериментальных групп, а так же выявлены общие (инвариантные) для всех групп и специфические (вариантивные) для каждой группы характеристики внутренней картины беременности.
Первый этап исследования был посвящен изучению и сравнению характеристик эмоционального уровня внутренней картины беременности у женщин четырех исследовательских групп (Таблица 26, 27).
Отсутствие достоверных различий свидетельствует о том, что эмоциональное состояние большинства женщин всех четырех исследовательских групп в большей степени похоже и характеризуется средними значениями по всем изучаемым показателям, это является их общими (инвариантными) характеристиками. Средние значения по шкале тревожности и чуть ниже средних значения по шкале фрустрации говорят о том, что большинство женщин чувствуют умеренное волнение и тревогу, что является вполне нормальным для женщин в период беременности, при этом большинство их потребностей удовлетворены, они чувствуют себя вполне уверенными и устойчивыми к неудачам. Средние значения показателей агрессивности и ригидности свидетельствуют о том, что большинство женщин всей выборки дружелюбны, открыто взаимодействуют с окружающими и готовы гибко подстраиваться под новые жизненные обстоятельства.
При этом проведенный параллельно Однофакторный дисперсионный анализ (Anova) показал достоверно более выраженные различия между группами по шкале «Депрессиия» (Статистика Ливиня = 3,40, при р=0,02) (Таблица 27). У женщин трех исследовательских групп этот показатель на уровне нижней границы, что свидетельствует об общем для всех отсутствии депрессивных настроений, а у женщин группы «ЭКО» этот показатель достоверно выше и говорит о легком депрессивном состоянии, что можно объяснить проживанием предшествующего периода бесплодия и возможными неудачными предыдущими попытками ЭКО. Данная особенность будет является специфической (вариантивной) для женщин данной группы.
Следующий этап был посвящен изучению и сравнению мотивов сохранения беременности, раскрывающих содержание мотивационного уровня ВКБЕР (Таблица 28 и Таблица 29) и представлений о себе, о беременности, о ребенке и о материнстве (Таблица 30 и Таблица 31) – определяющих содержание когнитивного уровня ВКБЕР у женщин четырех исследовательских групп.
Общими (инвариантными) характеристиками мотивационного уровня ВКБЕР можно считать следующее доминирующие мотивы сохранения беременности для женщин всех исследовательских групп. Такими являются мотивы сохранения беременности для реализации чувства материнства и для удовлетворения потребности в любви. Для большинства женщин всей выборки важным является желание родить ребенка от любимого человека как продолжение их любви, они испытывают чувство благодарности к своему партнеру и решаются на рождение ребенка как продолжения любви к нему. Однако, наличие достоверных различий позволяют увидеть специфическую особенность для группы «здоровых женщин» (группа сравнения) – это достоверно более выраженный мотив, связанный с реализацией чувства материнства. Женщины данной группы чаще выбирают мотив сохранения беременности ради самого ребенка. Они в большей степени ориентированы на то, чтобы подарить жизнь ребенку, проявлять свою любовь и заботу о нем, они с умилением его представляют и испытывают потребность к взаимодействию с ним даже в период его внутриутробной жизни, что по мнению автора методики является самым конструктивным репродуктивным мотивом.
Следующим общим и доминирующим у всех групп женщин является мотив сохранения беременности для соответствия социальным ожиданиям и статусу. Достоверно значимых различий выявлено не было, но анализ средних значений показывает тенденцию к более высоким значениям в выборе данного мотива в группе женщин с ЭКО и ВИЧ-инфекцией в анамнезе. Что может говорить о том, что женщины данных групп в большей степени ориентированы на социальные каноны, в соответствие с которыми у женщин в данном возрасте уже должны быть дети и на родственников, которые давно ждут появления малыша.
Кроме того, анализ достоверных различий позволяет определить специфические (вариантивные) характеристики мотивационного уровня ВКБЕР для женщин каждой группы.
Анализ средних значений в группе беременных женщин с экстрагенитальной патологией показал, что по большинству шкал они находятся примерно по середине относительно других экспериментальных групп. Однако, по двум шкалам они набрали самое минимальное количество баллов, что свидетельствует о том, что беременность для них не является способом получения материальной выгоды и сохранения своего здоровья.Для женщин, беременность которых наступила с помощью ЭКО, в большей степени характерен выбор мотивов сохранения беременности ради достижения нового социального статуса, при этом для них важен сам ребенок и желание взаимодействовать с ним, стать ему мамой. В меньшей степени имеет значения пол ребенка и материальные выгоды, которые могут быть связаны с его рождением.
Специфическими (вариативными) характеристиками мотивационного уровня ВКБЕР для женщин с ВИЧ-положительным статусом являются следующие: тенденция воспринимать наступившую беременность как возможность получить новый социальный статус, ощутить себя более взрослой, самостоятельной и независимой, получить большее внимание и уважение со стороны близких, ощутить свою ценной и значимость для них. Важным является то, что для данной группы женщин беременность – это повод начать новый этап жизни, измениться к лучшему, уйти от одиночества и тягостных воспоминаний прошлого опыта.
Далее происходило изучение представления женщин о себе, о беременности, о ребенке и о будущем (Таблица 30 и Таблица 31), определяющих содержание когнитивного уровня ВКБЕР у женщин четырех исследовательских групп.
Результаты таблиц свидетельствуют о том, что схожим, общим (инвариантным) для всех групп женщин является отношение к себе и ценность беременности. Высокие значения показателя «Я сама оценка» и «Моя беременность оценка» говорят о высокой, адекватной самооценки женщин всех групп и высокой самостоятельной ценности беременности, средние значения по шкале «Активность» – об оптимальном уровне жизненной активности, а низкие значения по шкале «Сила» – о сниженном уровне энергии, о потере сил.
Также общим (инвариантным) для всех является отношение к будущему. Достаточно высокие показатели по всем шкалам свидетельствует об оптимистичном представлении о будущем. Женщины воспринимают его полным энергии, активности, перспектив и позитивных событий. При этом в группе женщин с ВИЧ-положительным статусом прослеживается тенденция к самым высоким значениям по данному показателю по сравнению с остальными группами.
Достоверные различия наблюдаются по отношению к своей беременности и к своему ребенку, что и определяет вариативность в содержании данного уровня ВКБЕР.
Женщины со здоровой беременностью ощущают и оценивают все изменения, связанные с состоянием беременности. При этом по сравнению с другими группами эти женщины в большей степени ощущают снижение жизненной активности, замедленность и неспешность, связанную с развивающейся беременностью. У них сформированы представления о самостоятельной ценности ребенка, они хорошо ощущают активность его внутриутробных проявлений. И достоверное высоко по сравнению с женщинами других групп они оценивают его жизненную силу и энергию.
Специфическими (инвариантными) для группы женщин с экстрагенитальной патологией является низкая до уровня отрицательных значений оценка силы проявлений своей беременности при общем достаточно активном состоянии. Также они имеют самые низкие относительно других групп показатели оценки активности внутриутробных проявлений ребенка, и достоверно низко оценивают его жизненную силу и энергию. При этом как и у всех женщин общей выборки у них сформирована самостоятельная ценность ребенка.
Особенным для группы женщин, беременность которых наступила с помощью ЭКО, является то, что все показатели по всем шкалам у них находятся по середине относительно всех остальных групп. Они хорошо ощущают и оценивают силу проявлений беременности, при этом достаточно высоко оценивают свою активность. У них сформирована самостоятельная ценность ребенка, они хорошо отслеживают активность его проявлений и высоко оценивают его жизненную активность и силу.
Специфической особенностью для женщин с ВИЧ-положительным статусом является то, что по большинству шкал, имеющих достоверные различия, они набирают самое большое число баллов. Они сильнее всех ощущают изменения, связанные с беременностью, при этом высоко оценивают свою активность в этом состоянии. У них очень высокие баллы по шкале, определяющей формирование самостоятельной ценности ребенка, что свидетельствует о том, что для них он имеет особую ценность и значимость. Они высоко оценивают активность и очень чувствительны ко всем проявлениям своего внутриутробно развивающегося ребенка, при этом достаточно высоко оценивают его жизненную активность и силу.
На следующем этапе исследования изучались представление женщин о своем теле и состоянии здоровья через содержание его физического и психологического компонентов с помощью методики «Качество жизни» SF-36 (Таблица 32 и Таблица 33).
Содержание шкал физического компонента здоровья оценивают уровень физического функционирования и степень влияния болевого симптома на общие состояние здоровья. Как видно из данных таблиц 32 и 33 общим (инвариантным) для всех женщин является высокая оценка «Общего состояния здоровья», его потенциала в совладании с возможными осложнениями беременности. Также общими являются равномерно высокие показатели по шкале «Интенсивность боли», которые говорят о слабой выраженности болезненных проявлений и об отсутствии ограничений в повседневной деятельности. Также равномерно низкими во всех группах являются показатели влияния физического состояния на ролевое функционировании, которые свидетельствуют о погружении женщин в особое физическое состояние, связанное с беременностью, которое значительно ограничивает их в физической активности и в реализации в различных социальных ролей.
Наличие достоверных различий по шкале «Физическое функционирование» позволяет выявить специфические (вариативные) характеристики проживания своего телесного опыта у женщин разных групп. Так женщины с экстрагенитальной патологией и ЭКО в анамнезе в большей степени ограничены в выполнении обычных ежедневных физических нагрузок. В группе женщин со здоровой беременностью данные показатели на среднем уровне. А вот беременные женщины с ВИЧ-положительным статусом имеют самые высокие данные – они в большей степени чувствуют себя активными, полными сил и готовыми к выполнению ежедневных физических нагрузок.
Содержание шкал психологического компонента здоровья раскрывают особенности эмоционального состояния и оценивают степень его влияния на формирование телесного опыта. Общим (инвариантным) для женщин всех групп являются высокие показатели по шкале «Психическое здоровье» и «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», которые свидетельствуют о том, что большинство женщин находятся в состоянии психического благополучия, у них превалируют положительные эмоции и они не чувствуют никаких эмоциональных ограничений в реализации своих ежедневных ролей.
Однако, наличие достоверных различий показывает, что женщины с ВИЧ-положительным статусом чувствуют себя в большей степени полными жизненных сил, и активными, и открытыми для социальных контактов, в отличие от женщин со здоровой беременностью, которые более закрыты, и находятся в состоянии накопления этой жизненной энергии, а не реализации.
ВЫВОДЫ: 1. Общими для женщин всех исследовательских групп на эмоциональном уровне внутренней картины беременности является: оптимальный уровень тревоги, связанный с беременностью, а также состояние общего психического благополучия и открытость к эмоциональным контактам. На мотивационном уровне – выбор одного из доминирующих мотивов сохранения беременности – потребность видеть в ребенке продолжение супружеской любви. На когнитивном уровне – положительное отношение к себе, ценность себя и своей беременности, а также положительная перспектива будущего. На уровне телесного опыта – ощущения ограничения в выполнении ежедневной физической нагрузки, при высокая оценка общего состояния здоровья. Содержание характеристик внутренней картины беременности у женщин со здоровой беременностью и с экстрагенитальной сопутствующей патологией схожи и приравниваются к общим характеристикам для всех групп. Однако, специфическим в содержании внутренней картины беременности для женщин со здоровой беременностью стал выбор доминирующего мотива сохранения беременности ориентированного на ребенка, а не на удовлетворения своих потребностей.
2. Для женщин, беременность которых наступила с помощью ЭКО специфическим стало наличие депрессивных настроений, связанных с беременностью, что может быть последствием проживания длительного периода бесплодия и возможно неудачных предыдущих попыток ЭКО. На уровне телесного опыта они в большей степени чувствуют ограничения в физической активности, а доминирующим мотивом сохранения беременности для них стал мотив, связанный с достижением социального статуса.
3. Больше всего специфических особенностей внутренней картины беременности было выявлено для женщин с ВИЧ-положительным статусом. Они большую ценность придают своему состоянию беременности и к своему ребенку. Они особо внимательны и чувствительны к его внутриутробным проявлениям. Для них беременность является возможностью начать новый этап жизни, измениться к лучшему, уйти от одиночества, получить новый социальный статус, получить большее внимание и уважение со стороны близких, ощутить свою ценной и значимость для них. На уровне телесного опыта они в большей степени чувствуют себя активными, полными сил и готовыми к выполнению ежедневных физических нагрузок.
На следующем этапе исследования было описано содержание характеристик внутренней картины беременности у женщин с соматически осложненной беременностью в случае диагноза «угроза прерывания беременности». Для этого с помощью описательной статистики и сравнительного анализа была установлены достоверные различия в показателях уровней внутренней картины беременности у женщин с наличием и отсутствием диагноза «угроза прерывания беременности» внутри каждой экспериментальной группы.
Установлено, что для женщин с экстрагенитальной патологией с угрозой прерывания беременности различия в содержании картины беременности проявляются на мотивационном и телесном уровне (Таблица 34, Таблица 35). На мотивационном уровне различия выявлены по шкале мотива сохранения беременности «Беременность как соответствие социальным ожиданиям, статусу». Достоверное высокие показатели у женщин с диагнозом «угроза прерывания беременности» свидетельствуют о том, что они в большей степени ориентированы на сохранение беременности и рождение ребенка ради достижения нового социального статуса, так как родители и муж давно ждут появления ребенка и ориентированы на рождение ребенка, т.к. убеждены в том, что в семье должен быть хотя бы один ребенок. На телесном уровне различия обнаружены по шкалам «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием» и «Социальное функционирование», что говорит о том, что женщины с угрозой прерывания беременности ощущают ограничения в физической и социальной активности из-за своего состояния. Для них более снижены социальные контакты, уровень общения, они в большей степени ограничены в своих ежедневных бытовых заботах и физической активности, что вполне логично.
Для большинства тех женщин, беременность которых наступила с помощью ЭКО связана с угрозой прерывания беременности, и в данном исследовании их большая часть (62%). При этом, если женщины без этого диагноза, и в данном случае особенно интересно увидеть различия в содержании их внутренней картины беременности. Сравнительный анализ показал достоверные различия по шкалам, раскрывающим содержание мотивационного уровня внутренней картины беременности: «Беременность, как потребность в любви», «Беременность как протест», «Беременность для сохранения отношений», «Беременность как отказ от прошлого» (Таблица 38, 39). Выявленные различия позволяют увидеть, что женщин с угрозой прерывания беременности отличает стремление через свою беременность решать свои нереализованные потребности: быть любимой, за счет появления ребенка вносить что-то новое в супружеские отношения, желая его появлением укрепить и объединить семью. Интересным является факт о том, что для женщин после ЭКО и вынашивающих беременности с угрозой её потерять важными являются мотивы сохранения беременности для подтверждения своей взрослости, твердости своих решений, для того, чтобы за счет беременности получить уважение, ощутить свою ценность и значимость, при этом уйти от неудач в прошлом и начать новый этап жизни.
В группе беременных женщин с ВИЧ-положительным статусом всего у 26% женщин в анамнезе присутствует «угроза прерывания беременности». Здесь важно отметить, что в данной выборке отсутствуют женщины с аддиктивными формами, ВИЧ-инфицирование для большинства женщин произошло через половой путь заражения, что дает возможность предполагать их более взрослую и ответственную позицию в процессе вынашивания беременности, который предполагает для данной категории соматической патологии строгое следование протоколу профилактики перинатального пути заражения ребенка. Сравнительный анализ различий показал достоверные различия между женщинами с угрозой и без неё по нескольким уровням внутренней картины беременности (Таблица 36, Таблица 37). Содержание когнитивного уровня определяется различием по шкале Семмантического дифференциала «Я сама сила», при этом показатели по данной шкале выше у женщин с угрозой прерывания беременности. Беременные женщины с ВИЧ-инфекцией и с угрозой прерывания беременности в большей степени ощущают свою внутреннюю сижу, активность, внутренней стержень и веру в свои возможности. Также получены достоверные различия по шкале, раскрывающей содержание эмоционального уровня внутренней картины «Депрессия»: для женщин с угрозой прерывания беременности уровень депрессивных настроений достоверно выше. Также получены различия по шкалам, раскрывающим содержание телесного уровня внутренней картины беременности: «Ролевое функционирование, обусловленное эмоциональным состоянием», «Жизненная активность» и «Социальное функционирование», по всем этим показателям у женщин с угрозой прерывания беременности значения достоверно низкие. Полученные данные показывают, что при наличии угрозы прерывания беременности женщины в большей степени ограничены в физической активности и в социальных контактах, чувствуют снижение своей общей жизненной активности и усталость.
ВЫВОДЫ: Наличие диагноза «угроза прерывания беременности» для женщин с соматически осложненной беременностью в значительной степени изменяет содержание внутренней картины беременности. Женщин с экстрагенитальной патологией и с ВИЧ-инфекцией в большей степени ощущают изменения на телесном уровне: они чувствуют ограничения в выполнении физической нагрузки и социальных контактах. При этом для женщины с ВИЧ-инфекцией одновременно проживают депрессивные настроения, связанные с нарушением течения беременности и искренне верят в собственные силы и возможности в преодолении этих трудностей. При этом, отличительной особенностью данной категории женщин является их сверх-ценность беременности, ребенка и развивающегося материнства, что в значительной степени может помогать им сохранять беременность и собственное здоровье.
Для группы женщин с угрозой прерывания беременности у которых беременность наступила с помощью ЭКО отличительными особенностями в содержания внутренней картины беременности является на уровне мотивов сохранения беременности выбирать те из них, которые позволяют через беременность решать свои нереализованные потребности: в любви, в заботе, во внимании, в признании, в желании изменить свою жизнь, отказаться от неудач в прошлом. За выбором данных потребностей обычно мало места остается для формирования самостоятельной ценности ребенка и психологической готовности к материнству, что является не очень благоприятным для последующего послеродового периода.
3.Результаты исследования были опубликованы в 2х тезисах конференций:
1. Ульянич А.Л. Сравнительный анализ содержания внутренней картины беременности у женщин со здоровой беременностью и с ВИЧ-инфекцией / А.Л. Ульянич, Л.А. Агаркова, Т.А. Иванова, А.В. Силаева, С.Б. Лещинская, Е.А. Наку // Журнал инфектологии: материалы IIIго Санкт-Петербургского форума по ВИЧ-инфекции с международным участием. Санкт-Петербург, 04-05 октября 2018. – 2018. – Т. 10, № 3 (Приложение 1). – С. 118-119. (Журнал входит в базу данных ВАК и Scopus). – Публикация представлена в форме 5.
2. Силаева А.В. Внутренняя картина беременности у женщин трех нозологических групп: здоровая беременность, беременность с экстрагенитальной патологией, беременность после ЭКО / А.В. Силаева, Е.А. Наку, А.Л. Ульянич // Концепции фундаментальных и прикладных научных исследований: сборник статей международной научно-практической конференции. Казань, 20 февраля 2019 г. – Уфа: Аэтерна, 2019. – С. 158-165. – Публикация представлена в форме 5.

И в 2х статьях:
Ульянич А.Л. Изучение характеристик внутренней картины беременности у женщин с соматическими осложнениями в качестве факторов, способствующих и препятствующих сохранению здоровой беременности / А.Л. Ульянич, Л.А. Агаркова, С.Б. Лещинская, Е.А. Наку // Психолог. – 2019. – № 1. – С. 1 – 15. (Входит в перечень РИНЦ и ВАК). – Публикация представлена в форме 5. ательная статистика

Таблица 22. Результаты описательной статистики по показателям Шкалы депрессии А. Бека и Теста «Самооценка психических состояний» Г. Айзенка (по четырем экспериментальным группам)
naku1

Таблица 23. Результаты описательной статистики по показателям опросника «Моя беременность» О.В. Магденко (по четырем экспериментальным группам)

naku2

Таблица 24. Результаты описательной статистики по показателям методики Семантический дифференциала Ч. Осгуд (по четырем экспериментальным группам)
naku4

Таблица 25. Результаты описательной статистики по показателям методики «Качество жизни» SF-36 (по четырем экспериментальным группам)
naku5

Сравнительный анализ и анализ достоверных различий по показателям, раскрывающим характеристики внутренней картины беременности у женщин четырех экспериментальных групп
Таблица 26. Средние значения и достоверные различия в показателях психоэмоционального состояния у женщин четырех групп (по результатам Шкалы депрессии Бека и Теста «Самооценка психических состояний» Г. Айзенка)
naku8

Таблица 27. Результаты однофакторного дисперсионного анализа (Anova) (по результатам Шкалы депрессии Бека и Теста «Самооценка психических состояний» Г. Айзенка)
naku9

Таблица 28. Средние значения и достоверные различия в мотивах сохранения беременности у женщин четырех групп (по результатам Опросника выявления репродуктивных мотивов «Моя беременность» О.В. Магденко)
naku10

Таблица 29. Результаты однофакторного дисперсионного анализа (Anova) (по результатам Опросника выявления репродуктивных мотивов «Моя беременность» О.В. Магденко)
naku11
Таблица 30. Средние значения и достоверные различия в представления женщин о себе, о беременности, о ребенке и о будущем у женщин четырех групп (по результатам методики Семантического дифференциала Ч. Осгуда)
naku12

No Comments

Post a Comment