Психологическая травма кесарева сечения

Психологическая травма кесарева сечения

kovalenko3sm

Коваленко Н.П. — д.пс.н., профессор БГИ,
заведующая кафедрой социальной психологии

Аннотация: В статье приводится обсуждение проблем, которые переживают женщины после кесарева сечения. Обосновывается необходимость психотерапии травмы, полученной от этой операции. Предлагается метод ресурсной психотерапии автора для коррекции и психотерапии пост-травматичных переживаний женщин, перенесших операцию кесарева сечения.
Ключевые слова: кесарево сечение, послеродовая травма, ресурсная психотерапия, психосоматические осложнения.
Когда я начинала деятельность перинатального психолога в роддоме №12 Санкт-Петербурга в 1993 году, процент кесаревых сечений в роддомах колебался от 7 до 15%. Сейчас уровень кесаревых сечений в роддомах колеблется от 20 до 45%. Это невероятно! Что происходит? Или женщины совершенно разучились рожать, или специалисты разучились вести естественные роды, или мода на кесарево с помощью СМИ так распространилась, что молодые женщины иначе не хотят рожать?
Возможно все версии имеют место быть. Конечно в настоящее время технология операции кесарева сечения доведена до совершенства, врачей учат безупречно исполнять ее, но всем ли женщинам она так необходима? Опытный акушер-гинеколог с большим стажем проведения кесаревых сечений М. Оден, после 20 лет активной работы пришел к выводу, что если женщину готовить к родам, то кесарево сечение можно избежать в 80% случаев. Теперь он является активным просветителем в этом вопросе и выступает за естественные роды не только во Франции, Англии, но и во многих странах мира. Но там его не все слышат, так же как и в нашей стране. Технологии берут верх, а репродуктивное здоровье падает и все врачи за высокие технологии прежде всего.
Однако нужно вспомнить, что кесарево сечение — это операция, а каждое оперативное вмешательство для современного человека — это глубокая травма не только на уровне тела, но и на уровне психики, личности. Современный человек в век повышенной психической активности гораздо ярче реагирует на любые внешние акции, тем более сопровождаемые физической болью, ощущением потери целостности, бессилием перед обстоятельствами и
склонен формировать глубокие блоки травмы в памяти, которая фиксируется физиологией как психосоматический блок. В результате — послеоперационный психосоматический шлейф может растянуться на годы, десятилетия, хоть и вытеснится из активной памяти.
Работая в психотерапии более 20 лет, я не встречала человека, который не имел бы психосоматической фиксации после перенесения операции. Все несут в себе эту травму и кто-то нашел в себе силы совладать с послеоперационной ситуацией, а кто-то всю жизнь несет этот шлейф в виде невротических изменений, снижения общего потенциала здоровья, тревожного расстройства, мешающего полностью реализовать весь свой потенциал. Я не выступаю против операций и хирургии в общем, я чту и уважаю эту профессию и знаю ее роль в медицине. Но я считаю, что всем людям, перенесшим оперативное вмешательство, необходима психо-коррекционная реабилитация, а некоторым — ресурсная психотерапия, которую мы разработали. Это относится и к женщинам, перенесшим операцию кесарева сечения. (Брессо Т.И. 2018)
Однако, важно помнить, что подготовленные роды — это еще 50-70% избегания кесарева сечения и возможность родить естественно. Моя докторская диссертация посвящена именно этой теме, в ней доказано, что психокоррекция и психотерапия в период беременности снижает родовой травматизм и матери, и ребенка и позволяет родить естественным путем.
К сожалению, врачей не готовят с учетом этих исследований, а я много лет предлагаю ввести такой курс в образование акушеров-гинекологов. Сейчас почти во всех женских консультациях есть курсы для беременных, но что там говорят специалисты? В лучшем случае — сфокусироваться на малыше, что не важно каким образом он появится на свет., главное, что все рожают и ты родишь, врачи помогут.. Но это не обучение — это потеря времени. А во время беременности очень многому можно научить женщину. И поэтому появляются разные общественные объединения женщин, родивших своих детей естественно и желающих научить этому других. А это прямая обязанность женских консультаций. И это профилактика оперативных вмешательств, кесаревых сечений.
Случай из моей практики: женщина 33 лет, два ребенка родила с помощью кесарева сечения, пришла ко мне беременная третьим. После первого ребенка, после операции более года находилась в тяжелой депрессии, не могла об этом говорить, так как в семье мужа ее переживания игнорировались, в процессе вскармливания состояние постепенно улучшилось, но она не вернулась в изначальное состояние нормы. Следом вторая беременность, в роддоме врачи настояли на кесаревом сечении, аргументируя тем, что не уверены в рубце на матке после первой операции. После вторых родов(операция) пережила еще более тяжелый кризис, лечилась в клинике неврозов, и уже 2 года выходила из болезненного состояния, в результате — не докормила второго ребенка столько, сколько хотелось. Укрепилось состояние неудовлетворения собой, шлейф чувства вины, обиды, гнева на медперсонал, что не смогли помочь родить естественно, а она очень просила. И вот третья беременность и паника, что опять придется пройти по «этим же путям ада». На психокоррекионную программу пришла именно в этом состоянии. Программа состояла из нескольких сеансов освобождения от тяжелого бремени психо-травмы 2-х операций. Так же пришлось восстанавливать ее самооценку, компенсировать чувство вины и обиды. Только после этого женщина стала готовиться к естественным родам и осваивать все навыки, которые для этого нужны. Параллельно пациентка получала сеансы рефлексотерапии. К родам состояние было стабильным и готовность рожать так же была устойчивой. Первый период родов прошла ночью дома, в роддом приехала на хорошем раскрытии и успешно родила здорового ребенка. Успех превзошел ожидания врачей. Швы на матке — в порядке, мать и малыш в полном порядке. Женщина полностью удовлетворена своим результатом.
Это конкретный опыт работы в программе ресурсной психотерапии и таким же образом нам удавалось помочь и другим женщинам после кесарева сечения родить естественным путем
Если же травму не переработать, то женщина часто теряет способность даже думать о естественном рождении. Перспективы видятся только в черном свете и ощущается только предчувствие опасности и травмы. Конечно многое зависит от характера женщины, от ее ресурсного профиля (который мы диагностируем), от ее готовности к материнству. Но безусловно одно — к родам женщину нужно тщательно готовить. (Брессо Т.И. 2017)
У женщин, перенесших операцию кесарево сечение, есть еще такие особенности, с которыми так же приходится работать — это недоверие к медперсоналу. Фиксация на том, что именно врачи причинили травму у некоторых женщин на столько глубока, что со следующей беременностью они ищут любые способы как избежать обращения к врачам. Это порой тоже такая крайность, которая чревата проблемами.
Но самый распространенный эффект, который мы наблюдаем, это их эмоциональная ригидность и неверие в сообщения, когда кто-то вскользь отмечает, что пережил подобный опыт, но не был травмирован, когда женщине говорят, что доктор/акушерка/медсестра никогда не сделают ничего лишнего или того, что причинит боль , они это не слышат, собственная травма закрывает восприятие и «до них не доходят эти сообщения».
И какими бы не были намерения человека, который говорит это, эффект будет одинаковым. Женщина замолчит и начнет сомневаться в своих ощущениях. Когда говорят: «В конце концов, твой ребенок здоров», травмированная женщина слышит: «С тобой что-то не так, ты не должна так беспокоиться о себе, ты эгоистична, ты не достаточно любишь своего малыша!».
Когда говорят:«Кесарево — это так просто… и я с легкостью его пережила!», травмированная женщина слышит в свой адрес:«Да ты просто нытик, что-то с тобой не так… что же ты такая слабенькая?»
Когда говорят:«Доктор никогда не причинит вреда тебе», травмированная женщина слышит:«Ты просто лгунья, твое тело не справлялось, а доктор заботился о твоем ребенке больше, чем ты сама, потому что он то сделал все необходимое.»
Позитивизм окружающих воспринимается как указание на собственную несостоятельность. Приходится скрывать свои чувства, а значит загонять травму все глубже и глубже, а это потом может вылиться в психосоматические проблемы со здоровьем.
Таким женщинам очень важно выразить свою боль и печаль, отреагировать все напряжения, которые остались после травмы и для этого нужны специально подготовленные ресурсные консультанты, а лучше врачи. Для таких женщин не подойдет классические стратегии психотерапии, психоанализа, НЛП или др., их травма включает очень тонкие механизмы травмированной материнской доминанты и личностной самооценки, с которыми нужно работать особым образом.
Даже в собственной семье такая женщина все время может ощущать себя под гнетом, а эмоциональное участие родных воспринимать как насилие и в этом «домашнем насилии» женщина может ощущать себя одинокой и напуганным существом. Перепросмотр собственного восприятия и событий, связанных с операцией может отягощать самоощущение, ее то бросает в дрожь, то приходит ощущение, будто она теряет рассудок и перестает верить в собственную вменяемость. Шлейф родовой травмы может проявиться и в отношениях с партнером (мужем), но так же с друзьями, семьей и просто со случайными незнакомцами. Некоторые женщины так же рассказывали как профессиональные терапевты отвергали их чувства, когда они к ним обращались за поддержкой во время послеродовой депрессии или после родовой травмы и потери.
В моей практике самыми распространенными формами самостоятельной компенсации травмы кесарева сечения являлись: вытеснение из памяти событий с этим связанных, вовлечение в тревожную любовь или любовь с гиперопекой к ребенку, устранение темы родов из речевого обсуждения, уход в работу. Однако все женщины носили в себе незавершенное напряжение-страдание, которое не давало им чувствовать естественное расслабление, покой, любовь, наслаждение. У многих нарушалась сексуальная жизнь, отягощались отношения с мужем или с близкими, обременялись отношения с самой собой. Женщины становятся склонны к неврозам, невротическим срывам, потере интереса к жизни.
Когда женщина травмирована своими родами и не находит покоя — это не потому что она сошла с ума или вообразила нечто, чего в действительности не было, не потому что она эгоистична и не заинтересована в здоровье ребёнка. Травмы случаются и потому, что иногда не все в родах происходит так, как было запланировано. Такое чувство, что есть некий разрыв между принятием того, что не все может идти по плану и фактом того, что это может быть действительно травматично. Специалисты часто ожидают от только что родивших мам благодарности за то, что они выжили рожая… и теперь не должны упоминать о чем то, что напугало их или причинило страдание во время родов. Но как же быть со всеми этими страданиями?
Многие даже не осознают и не смогут определить, что же с ними произошло, потому что эта тема практически не обсуждается публично. Но факт того, что женщина, находящаяся под влиянием окружения, подавляет истинные чувства, связанные с родами, таит в себе не малую опасность.
Травма родов как и травма кесарева сечения — это травма, которую нужно профессионально лечить (метод ресурсной психотерапии). И не дай бог, если этим займутся непрофессионалы — это может только усугубить проблему и увести ее еще глубже.
Еще один случай:
Женщина 39 лет, первый ребенок был рожден в 25 лет с помощью кесарева сечения. Вспоминается как ужас, послеродовой период — как ужас, первое время вскармливания — как ужас (мастит). 7 лет даже помечтать себе не позволяла о втором ребенке, чтобы забыть все свои страдания и депрессию после родов 3 года. Но в 35 лет решилась забеременеть еще раз, но беременность не получалась. 4 года тщетные попытки и лечения бесплодия привели эту женщину ко мне. Мы начали работу — это был очень сложный комплект травматичного опыта, который в силу длительного вытеснения тяжело поддавался терапии. Женщина прошла 7 индивидуальных процессов и 3 ресурсные программы в ресурсных группах.
И вот долгожданная беременность, но работать пришлось пол-года.
На такую работу отчаиваются не все женщины, но усердие обычно приносит плоды. Конечно нужно понимать, что бывают такие клинические случаи, когда средства психотерапии не могут помочь, так же как не могут иногда помочь и медицинские препараты и операции. Бремя накопленных проблем берет свое и ресурсы человека не всегда достаточно динамичны и сильны, чтобы столкнуть такой камень преткновения как бесплодие, удаленный орган (яичники), но восстановить веру в себя и жизнь — это всегда возможно и работа с ресурсным консультантом всегда нужна. Важно обеспечить такого рода пациентку ресурсным терапевтическим пространством и атмосферой доверия и веры в себя. Важно, чтобы она поняла, что она не одинока, что она в своих переживаниях не «сошла с ума», а есть множество женщин с подобными проблемами и есть специалисты, которые могут помочь.

Литература:
1. Бройнинг Л.Г. Гормоны счастья.- М.: Манн, Иванов и Фебер, 2017.
2. Коваленко-Маджуга Н.П. « В добрый путь к успешным родам!» — Петрополис, : Спб.; 2014.
3. Коваленко-Маджуга Н.П. Перинатальная психология. — Петрополис.: Спб. 2015.
4. Коваленко—Маджуга Н.П. Ресурсный тренинг. — Петрополис: Спб., 2014.
5. Р.Фогт. Психотравма: теория и практика. — Изд-во «Лема», Спб., 2013.

No Comments

Post a Comment