СИСТЕМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЙСТВИИ

СИСТЕМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЙСТВИИ

Рязанцев Александр Николаевич — психолог, системный и гештальт консультант,
член ЕАС (Европейская ассоциация супервизоров), директор Института
Системных Технологий и Консультирования (г.Спб)

СИСТЕМНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В ДЕЙСТВИИ

«Из общей теории систем мы знаем, что любая живая система характеризуется двумя взаимно противоположными тенденциями: поддержанием гомеостаза, с одной стороны, и способностью к
трансформации — с другой. Взаимодействие этих кажущихся противоположными тенденций
обеспечивает временное равновесие системы, а ее нестабильность служит гарантией эволюции и творчества».

«Парадокс и контрпарадокс» М. Сельвини-Палаццоли

История активного проявления и использования системной семейной терапии с семьей в мире, а также и в России, наталкивает на достаточно большие размышления. В чем причина и следствия такого большого интереса со стороны терапевтов и клиентов к этой методике в последние годы?
С системными семейными порядками или системно-феноменологическим подходом Б.Хеллингера я познакомился в 2001 году. Мне эта технология работы сразу показалась очень интересной, это одна из наиболее глубоких технологий в психотерапии в руках профессионального психолога. К сожалению, существует тенденция заполнения пространства психологической помощи псевдорасстановщиками, непрофессионалами, которые берутся делать расстановки, посмотрев их в записях ведущих терапевтов или приняв участие в нескольких из них.
Классические расстановки померкли в тени тех магических ритуалов, которые имеют место быть у «расстановщиков – шаманов», «расстановщиков – бывших бухгалтеров», «расстановщиков – ясновидящих». Конечно, в таком глобальном распространении мифов о расстановках есть доля человеческого желания увидеть что-то мистическое и ждать от расстановок чуда. Но я был и остаюсь приверженцем классической технологии расстановок, которой научился у ведущих экспертов в этой области, в частности Гериберта Дюринг-Майера (руководитель Института системных решений CLARO (Каrlsruhe, Германия), ученика Берта Хеллингера. Системно-феноенологический подход несет в себе семейные законы-порядки, которые очень четко расставляют всех участников родовой системы на свои места, от чего образуется порядок, который способствует балансу в самой системе. Любая система, как вы знаете, стремится к равновесию, семейная система не исключение. И для сохранения этого равновесия система использует законы, которые регулируют такие понятия, как связь с системой каждого из ее участников, обмен «давать-брать» между ними и принадлежность всех участников к своей родовой системе.

Прежде всего, надо отметить, что интерес к данной технологии работы с людьми поднялся в связи с произошедшими изменениями в культуре устоев самой семьи. Из института более закрытого типа, она в последние десятилетия все больше и больше становиться открытой и больше всего она обнажается в зоне конфликтов. Такое изменение взглядов и традиций повлекло за собой стремление восстановить баланс, желание опираться не только на негативные проявления в отношениях, но и признавать позитивную их часть. Для России с ее давней и мощной культурой табу на разводы – «стыд – позор» для супружеской пары, желание восстановить отношения, признать их со всех сторон и при этом создать условия для баланса и сохранения семьи в дальнейшем, является основной задачей, которую ставят перед собой люди. Часто за таким стремлением скрываются стыд, вина, тревога и боль, которую родители причиняют себе и собственным детям. Дети зачастую берут на себя процесс конфликта в семье и определяют этим его затяжной характер.
Столь высокий интерес к системно-феноменологической психотерапии Б. Хеллингера за последние 10 лет в России обусловлен именно этими факторами, когда желание найти баланс, сохранить и укрепить связь в системе, помочь себе и детям, восстановить порядок, становится единственным и определяющим стремлением людей.
В 2001 году в России знакомство с методом Б. Хеллингера привело к сильнейшему «буму». Еще 10 лет назад все мы очень часто слышали про расстановки и их чудодейственные свойства, динамики, их чуть ли не магическое действие на выяснение и решение ситуаций в семейных системах. И, с одной стороны, это очень оправдано и справедливо, с другой, расстановки в последнее время начинают все больше наделять магической силой, что само по себе грозит разрушением не только методу, но и терапевтам, также самим клиентам.
Увлечение методом Б.Хеллингера отодвинуло чуть ли не на самый задний план остальные проверенные временем методы работы с семьей и с личностью человека. Что надо заметить, не совсем оправдано. Мой личный 18-летний опыт работы с расстановками показывает, что сам по себе метод очень достоверен как первоначальный диагностический срез системы семьи, как супружеской, так и родительской. Метод хорошо указывает динамики, которые мешают развитию системы и отношениям в ней. Тем не менее, по моему мнению, терапевту необходимо иметь устойчивую базовую профессиональную подготовку в области психотерапии для того, чтобы уметь вовремя остановить процесс, не продолжая его по собственным интерпретациям и продолжить терапию клиента при использовании других психотерапевтических методов (гештальт-подход, ресурсная психотерапия, телесно-ориентированная терапия и др.). Терапевт, работающий в системной семейной терапии должен, да просто обязан, знать базу психотерапевтических методов. Иначе, увлеченность одним методом приводит к однобокому взгляду на ситуацию клиента и невозможность объективного подхода в ее решении.

Кроме того, чудесное действие расстановок очень сильно подкупает и затягивает людей на путь «легкого решения проблем», что на деле является совершенным заблуждением. Начиная свои расстановки, клиент должен очень четко понимать и представлять всю сложность процесса и пути, который ему придется пройти для решения его вопроса. Возможно, что-то так и останется не разрешенным и возможно уже никогда не разрешится (например, тайны семьи, которые не возможно уже открыть, так как об этом уже не у кого спросить или узнать другим способом). И еще, на первый взгляд метод очень прост и понятен. В нем есть определенные алгоритмы и действия терапевта, которые со стороны кажутся вполне понятными и объяснимыми. На самом деле такие наблюдения со стороны сильно отличаются от внутреннего процесса работы терапевта и клиента.

Для чего я пишу это в данной статье? Прежде всего, я хочу показать всю сложность развития ситуации в России в отношении института семьи, как эти изменения влияли на развитие взглядов и подходов в терапевтической работе с семьей, как много сил и времени затрачено на то, чтобы появился метод Б.Хеллингера, чтобы все, кто хочет пройти свой путь через этот опыт, смогли опираться не только на магические или феноменологические стороны изменений, а еще и с уважением и достоинством относились к собственному напряженному душевному труду на пути достижения изменений.

Подготовка терапевта в системно-феноменологического подходе занимает немало времени и это связанно с тем, что терапевт должен уметь подготовить клиента (особенно если это семейная пара) к процессу, с которым он может встретиться в процессе расстановочной работы.

В связи с этим, в некоторых случаях требуется значительная подготовительная работа клиентов и самого терапевта для преодоления сопротивлений, которые непременно встанут на этом пути. Мой опыт проведения личных и тематических расстановок более чем в 5700 семинарах, а также мое личное участие в расстановках других терапевтов с марта 2001 года подтверждают слова Б.Хеллингера о том, что, чем лучше клиент сам готовиться к своей расстановке, тем больше он подвержен собственным сопротивлениям. На практике это очень хорошо подтверждается. Когда сам клиент решил, кого он хочет поставить в расстановке, какие фигуры заместителей ему понадобятся, то чаще всего именно в таких расстановках меньше всего прослеживаются динамики причин проблемы, нет энергии, трудно понять как все то, что прояснилось в расстановке, связано с запросом.

Тем не менее, необходимо вернуться вновь к пониманию системно-феноменологического подхода. В чем безусловная заслуга Б.Хеллингера: прежде всего, он подвел под это несколько важных теоретических базовых законов. Первый из них — это связь или принадлежность. Все члены семьи системы принадлежат системе без всяких условий и имеют право независимо от реализации себя занимать то место, которое им принадлежит с рождения. Понятие системная феноменология ввёл Берт Хеллингер в своей работе по формированию семьи. Некоторые выдержки из статьи «Люди не так свободны, как они думают» с интернет-сайта (www.hellinger.com) указывают на это.

«Каждый человек происходит из своей семьи, поэтому он связан со всеми её членами первичной любовью. Неосознаваемая инстанция, которую можно назвать совестью семьи, стоит на страже условия существования системы, на попечении которой мы находимся, и которой мы служим. Этими условиями являются: привязанность, равновесие между тем, что мы даём и тем, что мы получаем, и порядок. Для современной семьи эти условия так же актуальны. Все в этой системе, даже мёртвые, имеют право на принадлежность к ней. Если какой-то из членов семьи исключается из неё, обесценивается или забывается (например, рано умершие брат или сестра), совесть семьи реагирует на это, перекладывая обязанности отсутствующего на другого члена, чаще всего из последующего поколения, заставляя копировать его личность и судьбу».
Первичная любовь системы определяет прочность связей и возможность (силу) индивида разорвать, нарушить (изменить) эту связь в собственной судьбе. Отсюда много обусловленного конфликта в системе. Встречаются мужчина и женщина для создания новой семейной системы и успешность ее развития и прочность связи обусловлены связями с предыдущими их родительскими системами. В своей книге И. Дикстра «Душа указывает путь» пишет: «Наблюдения за многими процессами семейных расстановок показали, что, если судьба семьи тяжела, то это затрагивает и детей. Образно это можно представить следующим образом: если бабушкам и дедушкам, а также прабабушкам и прадедушкам детей пришлось тяжело, то взгляд родителей направлен не вперёд, где находятся дети, а назад, где проигрывается судьба поколений, поскольку их проблемы, вероятно, не разрешены и судьбы до сих пор действуют. В иерархии бабушки и дедушки, а также прародители должны, как источник сил, стоять за родителями, то есть, родители оставляют судьбу пращуров в прямом смысле слова за спиной. Жизнь идёт из глубины времён от прародителей и передаётся дальше, вперёд, в настоящее и будущее. Но многие взрослые в своей глубокой привязанности смотрят назад — на судьбу своих родителей и неосознанно перенимают нечто от них или стоят на стороне одного из родителей. Таким образом, у них отсутствует часть их силы, которая необходима им для передачи собственным детям».
Практика проведения расстановок, а их в моем арсенале более 38300, показывает, что связи и принадлежность бывают столь влиятельными на судьбу следующих поколений, что легче повернуться и смотреть на судьбу родителей, чем им противостоять. В начале пути моего развития в области системно-феномелогического подхода мне часто приходилось сталкиваться с тем, что моё первоначальное суждение, которое иногда основывалось на внутреннем возмущении поведением моих родителей и их осуждении, было абсолютно неверным и неприменимым, иногда мне было стыдно видеть проявление того, какую ношу несут мои родители. Эта ноша лишает их сил, которые нужны, чтобы в достаточной степени понять своих детей.
И это только первое требование системы. А кроме связи и принадлежности еще существует совесть системы, напрямую связанная с виной и невиновностью. Системе очень важно гордиться своим продолжением и в зависимости от вклада, принадлежащий системе человек, чувствует себя либо виноватым, либо невиновным. От этого, зависит какое исполнение судьбы он выбирает. Может показаться, что все наполнено фатализмом. Как будто все заранее предопределено. На самом деле силы системы мощные, но стремление быть невиновным и иметь право на свою судьбу может быть гораздо сильнее. Проводя свои семинары, и, сталкиваясь с таким проявлением судьбы, я часто привожу их участникам в пример слова одной вещуньи из японского мультфильма, где она говорит: «Судьбу не обманешь. Можно сидеть и ждать исполнения судьбы, а можно что-то делать, чтобы изменить ее». При таком отношении к исполнению судьбы у человека есть альтернатива. В семейных расстановках чаще всего совесть системы определяет ее участникам сидеть и ждать исполнения судьбы. В этом варианте развития событий человек чувствует себя невиновным, а чтобы изменить судьбу и начать действовать, ему надо принять ответственное решение и справиться с чувством вины по отношению к другим участникам системы. Второе требует смелости и значительных усилий. Когда человек вырывается из чувства вины, он обретает гармонию и гармонию обретает его семейная система.

По моему опыту и представлению люди приходят на расстановки именно с целью обрести гармонию. Это желание очень понятное и оно придает людям энергию и силу для движения к изменениям. Иногда путь достижения гармонии бывает настолько сложным и тревожным, что в некоторых ситуациях человеку просто не хватает сил и энергии для преодоления собственного чувства вины перед системой. Особенно, если это обусловлено качественным изменением его жизни в лучшую сторону.

За последние 100 лет в России изменился уклад жизни семей. Это повлияло на законы и понятия совести в семейной системе. Сильный травматичный след оставили годы революции и гражданской войны, годы Сталинских репрессий и Второй мировой войны, смена политического строя и распад СССР в 1992 году. Из этих тяжелейших потрясений до сих пор не могут вырваться многие семьи. Практически каждая вторая расстановка семьи сильно связана с этими периодами развития страны, самой семейной системы и ее гармонии.
Не малую роль в семейных системных конфликтах играют так называемые иерархические порядки. Порядок определяет не только безусловное место участника системы, но и наделяет его особой ответственностью за место, которое он занимает.

Многие проблемы, от которых страдают семьи, возникают оттого, что у взрослых нет внутреннего образа той позиции, которую они занимают в семье, из которой они происходят. Они часто не могут найти места в жизни. Это может выливаться в психические проблемы, в проблемы профессиональной жизни, в невозможность определить свое место среди коллег или в команде, в отношениях между партнёрами и многом другом. На своих консультациях, за 25 лет работы, я часто встречаюсь со случаями, когда люди рассказывают о трудностях своей жизни. Они говорят о ранних разводах мам и пап, когда они были ещё маленькими, о жизни с приёмными родителями, о ранней разлуке с одним из родителей, о сводных братьях и сёстрах, которые появились в их жизни достаточно поздно и тому подобном. Они в состоянии осознать, что при определённых обстоятельствах их трудности возникли именно по одной из перечисленных выше причин. При помощи методики формирования семейной иерархии, которую я применяю в консультировании, многие люди имеют возможность понять, где на самом деле могло бы быть их место в родовой системе.

Странным образом взрослые часто глубоко убеждены, что их дети знают своё место в семейной иерархии потому, что они заботились о том, чтобы всё было «в порядке». Есть отец, есть мать, есть братья и сёстры. И даже, если родители, например, развелись, отношения с новым отцом достаточно непринуждённые, он является «социальным отцом», в то время, как «биологический отец» поддерживает, по возможности, постоянные, хорошие отношения с детьми. Родители не догадываются, что дети сильнее реагируют на то, что находится на подсознательном уровне и, как привязанные невидимой верёвкой перенимают их чувства и трудности, как будто это их собственные чувства и трудности. Становится ещё тяжелее, когда дети переживают то, что переживает один из родителей, который может давно отсутствовать в их жизни или он неизвестен. Даже в этом случае та часть ребёнка, которую он имеет от «неизвестного» родителя, живёт в нём и стремится развиваться. И эта часть составляет 50%, ровно половину сущности ребёнка!
Изменения последних десятилетий в укладах и порядках семьи, смена политического строя, трансформация и смешение культур привели ко многим проблемным процессам в системе семьи. Именно это повлекло за собой столь высокий интерес к системному подходу. Простой взгляд не в состоянии вскрыть глубину тех процессов, которые происходят в системе семьи. Отсюда много течений, школ, методов, которые позволяют современной семейной системной психотерапии справляться со сложившейся ситуацией в обществе и в частности в институте семьи. Опыт последних лет позволяет наблюдать сильное стремление у людей вернуться к позитивной прошлой культуре семьи с учетом современных процессов развития общества. Это возможно только в гармоничном переживании личного опыта каждого участника системы семьи и безусловного принятия всех ее членов в соответствии с установленной иерархией. Все наблюдаемые процессы изменений и развития есть желание изложить более подробно на страницах книги «Жизнь, как череда утрат и приобретений», которую я планирую издать в ближайшее время.

Популяризация работ Б. Хеллингера подготовила почву для появления новых современных технологий работы с семьей. Современные тенденции в расстановочной работе — это ресурсные расстановки— инсталляции (Коваленко Н.П.). Эта модель смело продвигается в России и является совершенно новым взглядом на семью как живую систему. В ней учтены законы биологических систем и принципы существования людей в генетически-идентичном сообществе (семье). Отличие от расстановок по Хелленгеру здесь весьма существенное, поэтому автор и назвала их инсталляциями, подчеркивая разные позиции и методологию. Важно, что групповая коррекционная работа в нашем обществе становится весьма популярной и это вселяет надежду на повышение психологической и личностной культуры граждан.

Институт системных технологий и консультирования www.aryazancev.ru

No Comments

Post a Comment