СИНДРОМ  ПРЕДКОВ   УСЛЫШАН В ЭМБРИОЛОГИИ

СИНДРОМ ПРЕДКОВ УСЛЫШАН В ЭМБРИОЛОГИИ

kovalenko3sm

Коваленко Н.П. – д.пс.н., профессор,

bresso5432sm
зав.каф. соц. психологии БГИ.
Брессо Т.И. – профессор, гранд-Доктор, к.пс.н., доцент .

В современной психологии и психотерапии давно изучен так называемый «синдром предков», а так же термин «писхогенеалогия», который создала в 1980 году Анн Анселин Шутценбергер — французский психолог, психотерапевт и почетный профессор Университета Ниццы, где более двадцати лет она руководила лабораторией социальной и клинической психологии. В своих книгах она описывает, что такое семейные связи и трансгенерационная передача.

«Синдром предков» — эта одна из первых ее книг, изданных в России, посвященных работе семейного терапевта с семейной историей, трансгенерационными связями, синдромом годовщины, и семейными тайнами. Анн Анселин считает, что большинство проблем и сценариев привнесено в наши жизни семьей (предками и родителями), так как семейная система транслирует все, что накопила. Порой «семейные истории» как неписаные правила, по которым живут семьи, они находятся внутри коллективного бессознательного (семейного, генетически обусловленного подсознания) и через поколения могут транслироваться потомкам. Более того, паттерны семейных отношений, склонность к определенной деятельности и поведению могут передаваться из поколения в поколение и сильно влиять на жизнь членов семьи. Отдельно следует упомянуть позицию Анн Анселин по поводу травматичных и трагических случаев в истории семьи, связанные с рождением и смертью и отношением к этому членов семьи. Родство, чувство родства и семейного единства зависит от лояльности ее членов, от помыслов, мотивации каждого члена семьи. Отсюда вытекают понятия «баланса семейных счетов»( накопления дисбаланса и трагизма) и «семейной справедливости». Когда справедливость не соблюдается, это проявляется в недоверии, эксплуатации одних членов семьи другими (иногда в бегстве, реванше, мести), даже в болезни или в повторяющихся несчастных случаях.

Имея большой практический опыт и обширный статистический материал Анн Анселин смогла описать «синдром годовщины» – повторение трагических ( или счастливых) событий в нескольких поколениях. Тем более, что в западной культуре не исчезли традиции ведения генеологических древ и записей историй многопоколенных семей. Истории судеб некоторых членов семьи действительно часто имеют подобные повторяющиеся сценарии. В книге Анн Анселин приводятся интересные факты: американские врачи описали достоверный случай нарушений ритма сердца в час, почти точно совпадавший с годовщиной смерти отца пациентки. Статья опубликована в журнале “HeartRhythm”. Ранее этой женщине установили искусственный водитель ритма сердца, который срабатывал только в случае появления аритмии. Электрокардиостимулятор был установлен после перенесенного ранее инфаркта миокарда. В памяти аппарата сохранилось точное время возникновения опасной для жизни аритмии. Выяснилось, что это произошло спустя 7 дней после годовщины смерти отца женщины, в час его смерти.

Наверное, каждый из нас слышал эту городскую легенду о людях, падающих замертво, узнав о смерти близких, или о вдовах и вдовцах, умирающих в годовщину смерти супруга или супруги. «Синдром годовщины может быть связан с бессознательным чувством времени, которое есть у каждого человека. Вы можете не думать о том, сколько времени прошло с момента смерти близкого человека, однако какая-то часть вашего сознания все равно думает об этом. Биологической основой «синдрома годовщины» может являться именно нарушение ритма сердца», — говорит автор статьи в “HeartRhythm” Michael Sweeney.
Все это дополняет видение и понимание семейной системы и законов ее существования и должно использоваться не только в современной психотерапии, но и в семейной медицине, репродуктологии, андрологии и др. Ведь рождение и смерть – это такие даты в жизни человека, к которым привязаны и судьбы других членов семьи и резонанс от этих событий распространяется на всю семейную систему. Как рождение так и смерть есть грани, в которых развивается человеческая жизнь и они естественны и целесообразны с точки зрения общего закона жизни. Но как показывает практика и рождение ребенка для некоторых семей сейчас является трагедией, не говоря уже о смерти. Эти события прежде происходили в лоне семьи и семья полностью брала ответственность за из организацию и подготовку. Как к рождению необходимо было готовиться молодым родителям, так и к смерти старым людям. Для этого существовали хорошо продуманные каноны поведения и действий. В разных культурах они имеют различия, но относятся именно к семейной культуре.(Коваленко Н.П. Семьеведение, 2014)
Состояние семьи и репродуктивный потенциал ее членов – это совершенно связанные темы и в пространстве Российской ассоциации перинатальной психологии медицины уже 15 лет накапливается материал, подтверждающий наблюдения А.А.Шутценбергер о связи репродуктивного потенциала с потенциалом, накопленным предыдущими поколениями, разработаны диагностический аппарат, позволяющий зафиксировать некоторые межпоколенные связи. Это помогает нам в сегодняшней работе правильно организовать терапевтический процесс, направленный на восстановление репродуктивной активности при диагнозе «бесплодие», укрепить репродуктивную систему перед родами, если в роду имелись выкидыши и мертворождение. Результаты обнадеживают: 75 % пациенток благополучно рожают детей естественным путем.
Отрадно, что в журнале Status Praesens (Т.В. Галина, ТА.Добрецова; под редакцией Радзинского В.Е., 2015) авторы – доктора медицинских наук, проявляют внимание к «синдрому предков». Они пишут: «Долго считалось, что эпигенетические перестройки генома действуют в пределах только одного организма, гематогенез начинается с «чистого листа», а эмбрион наследует свободный от фенотипических признаков родителей генетический материал. Однако оказалось, что даже однояйцевые близнецы, имеющие идентичный набор хромосом, различаются между собой…Причина в том, что у каждого близнеца свои «правила пунктуации» в геноме……Сегодня уже не вызывает сомнений, что некоторые виды информации могут передаваться от поколения в поколение другим путем, чем привычный синтез и репликации ДНК…Будет записано все: чем болел, в каких условиях жил, как рождался, чем питался, что умел. Происходит своеобразное «чипирование» генома – и теперь это уже эпигеном. Он то и будет «дирижировать» ансамблем феногенетического разнообразия у потомства. «Трансгенерационные связи » — так ученые характеризуют эти явления. Другими словами , «синдром предков».
Подтверждение учеными-медиками существования «синдрома предков» может изменить очень многие врачебные стратегии отечественной медицины. Тем более, что генетика не стоит на месте и находит все больше и больше маркеров для определения наследственных признаков.
Так же в журнале Status Praesens в статье авторов, упомянутых выше, есть абзац: «Со времен открытия законов Менделя представление о любом геноме подчинялось ряду правил: потомок строго наследует признаки родителей. В зависимости от того доминантен признак или рецессивен, происходит экспрессия признака…Недавно был открыт новый механизм регуляции генов, так называемый генетический импринтинг, один из механизмов эпигенетики: активность генов зависит , от чьего организма они получены – материнского или отцовского. В основе импринтинга (бессознательного впечатывания в память) лежит эпигенетическая модификация участков хромосом одного из родителей, играющая роль «выключателя»… Например развитие плаценты происходит под четким руководством генов отца, а ранее развитие эмбриональных структур регулируют гены матери».

Такие научные наблюдения могут быть весьма полезны и могут повлиять на большой спектр не только медицинских технологий, но и вызвать резонанс в социальной жизни, в которой статусы матери и отца девальвируются. Особенно роль отца претерпевает сейчас глубокий кризис. Мужчина как основа семьи, отец как центр семейной системы – эти идеи сейчас не всегда популярны. Но роль отца при строительстве семейной системы и при рождении детей так же велика как и материнская, это доказывает и вышесказанное. Приход ребенка в семью – это не только результат клеточного взаимодействия матери и отца (яйцеклетка и сперматозоид), это еще и слияние информационных программ матери и отца, где накоплен или благоприятный для будущего потомства опыт или неблагоприятный, приносящий патологические тенденции. Отец — равноценный податель генетических признаков как и мать имеет равнозначное право на ребенка. Тем более, что наша культура пока еще придерживается патриархатного типа существования. Ребенок носит отчество и фамилию отца, значит принадлежит роду отца, его фамилии. В связи с этим ответственность отцов за потомство должно быть восстановлено, ведь статистика в современных школах показывает, что 70 % -80% детей воспитываются в семьях без отцов и эта тенденция растет.

Репродуктивное здоровье напрямую связано с семейной культурой, в которой репродуктивная культура, родильные умения могут передаваться из поколения в поколение – как результат существования крепкой семьи. Но к сожалению современное общество накопило огромный пласт антисемейных тенденций, которые проявляются в культуре, образовании и медицине. Однако, наука разъясняет законы природы и ставит все на свои места.
В ресурсной психотерапии (Коваленко-Маджуга Н.П.) создан большой арсенал методик, позволяющих корректировать и компенсировать некоторые патологизирующие программы предков и родителей, особенно это касается программ деторождения и родительского поведения. Ресурсная перинатальная психотерапия позволяет обеспечить не только благоприятное рождение ребенка, но и нейтрализовать синдром предков, если он выявлен. Тогда новорожденный не получит опасные для его будущего программы или будет иметь ресурсы для их компенсации. Для этого требуется кропотливая работа с молодыми родителями, которые должны быть готовы взять на себя ответственность за будущих детей. (www.mipu.org.ru)
Литература:
1. Беременная ХХ1 века: трудно как никогда. Информационный бюллетень/Т.В.Галина, Т.А.Добрецова; под ред В.Е Радзинского.-М.: Редакция Журнала Status Praesens, 2015.
2. А.А. Щутценбергер. Синдром предков. – М.: Психотерапия, 2000.
3. Коваленко-Маджуга Н.П. Перинатальная психология. – СПб.: Петрополис, 2009.
4. Генетика поведения: количественный анализ психологических и психофизических признаков в онтогенезе/под ред. Малых С.Б., Москва: Socio-Logos, 1995.
5. Теория семейных систем Мюррея Боуэна: Основные понятия, методы, клиническая практика.- М.: Когнито-центр, 2005.

No Comments

Post a Comment