Последний полёт Гагарина

Абрамычев Виктор Александрович, полковник ВВС, военный штурман 1 класса, штурман-испытатель, Старший штурман Авиационного испытательного полка им. В.С.Серёгина Центра подготовки космонавтов им. Ю.А.Гагарина, и
Абрамычев Алексей Викторович, преподаватель Университета МГИМО МИД России, член-корреспондент Российской Академии естественных наук, профессор МУФО.

Последний полёт Гагарина

( О реальных причинных катастрофы самолета УТи-Миг-15, пилотируемого первым космонавтом планеты Юрием Гагариным и командиром полка Владимиром Серёгиным, во время тренировочного полёта 27 марта 1968г. )

Полёт Юрия Гагарина в космос – величайшее событие прошлого тысячелетия. Его жизнь – пример мужества и служения Отечеству.
Его последний полет – верность долгу и подвиг лётчика.

Фото Гагарин Ю.А., Николаев А.Г., Попович П.Р. на фоне памятника покорителям космоса (автор фото не известен)

27 марта 2018 года пройдёт пятьдесят лет со дня гибели первого космонавта планеты Юрия Алексеевича Гагарина. Этот трагический полет также стал последним и для лётчика-испытателя, командира части Центра подготовки космонавтов, полковника, Героя Советского Союза Владимира Сергеевича Серёгина.

Из Сообщения ТАСС — «27 марта 1967 г. в 10 ч.32 мин самолёт Ути-Миг -15, пилотируемый первым Космонавтом планеты
Ю.А. Гагариным и лётчиком-испытателем В.С. Серёгиным, по неизвестным причинам потерпел катастрофу в районе деревни Новосёлово Киржачского района Владимирской области. Оба лётчика погибли».

Фото: Страница из ж. «Огонёк» апрель 1964г. Портреты погибших героев

Хроника последнего полета
27 марта 1968 года в особом авиационном испытательном полку проводились плановые полеты с космонавтами. Полеты проводились на самолете серийного производства Ути-Миг-15 (на таких самолетах в аэроклубах обучают летать новичков). Для профессиональных летчиков – Гагарина и Серегина — это был контрольный полет, входивший в программу «Курса летной подготовки космонавтов». После этого тренировочного полета Гагарин должен был совершить самостоятельный полет на боевом истребителе Миг-17 по программе высшего пилотажа.

Фото А. Леонов застёгивает защитный шлем Ю. Гагарину перед полётом на истребителе. 1967г. (автор фото не известен).

В тот период Гагарин готовился к новому космическому полету, в связи с чем осваивал новый тип космического корабля «Союз». Он был дублером космонавта Владимира Комарова. Летная подготовка являлась одной из главных дисциплин для подготовки полета в космос. Будущие командиры космических кораблей совершали тренировочные полеты на истребителях по программе высшего пилотажа.
В полете 27 марта 1968 года вместе с Гагариным в качестве инструктора и контролирующего полет находился командир авиационного испытательного полка ЦПК полковник Серегин В.С. Позывными самолета Ути-Миг-15 был номер «625».
На самолетах данного типа в то время не было записывающего устройства, так называемого «черного ящика». Только приборы фиксировали параметры полета. Но сохранилась уникальная запись радиопереговоров (радиообмена) экипажа самолета и руководителя полетов (РП) аэродрома «Чкаловский».
10ч.18м.45. 625: «К взлёту готов».
РП: «Взлёт разрешаю «625»
10ч.20м.45с. 625: «Выполняю первый».
РП: «Вас понял»
10ч.20м.45с. 625: «Со второго уход на рубеж»
РП: «625» разрешаю»
625: «Вас понял»
10ч.21м.46с. 625 «С рубежа с набором до 4200».
РП: «625»-разрешаю»
625: «Понял, выполняю»
10ч.22м.16с. 625: «С рубежа в зону «20», с набором до 4200»
РП: «Разрешаю «20» до четырёх»
625: «Понял Вас».
10ч.23м.56с. РП: «625» за облака выйдете, доложите».
625: «Между облаками».
РП: «Понял».
10ч.30м.10с. 625: «Задание в зоне «20» закончил, прошу разрешение на курс 320».
РП: «625» – разрешаю».
625: «Понял, выполняю»
Это были последние слова Юрия Алексеевича Гагарина. На этом связь с самолётом прекратилась.
Расследование Комиссии
Для расследования обстоятельств авиационной катастрофы по решению Советского Правительства была создана Государственная Комиссия. По указанию Главнокомандующего ВВС, Главного Маршала Авиации К.А. Вершинина комиссии оказывали помощь рабочие группы, куда привлекались самые авторитетные в своих областях специалисты: инженеры КБ им. Микояна, лётчики-испытатели, космонавты, инженеры-баллистики, работники КГБ и многие другие специалисты.

Члены Комиссии были в очень затруднительном положении, их работа осложнялась тем, что они должны были учитывать только объективные факты и факторы. Таковых было очень мало.
Во-первых, в силу сложившихся обстоятельств, экипаж самолета не смог передать на Землю сведения о последних минутах полёта.
Во-вторых, не могли быть зафиксированы данные переговоров внутренней связи, которые вели в последнюю минуту Ю. Гагарин
и В. Серёгин. Как мы уже сказали, на самолётах данного типа не было «чёрного ящика». Это очень осложняло расследование. Только приборы зафиксировали последние секунды полёта. Именно по ним и было установлено, что для предотвращения катастрофы летчикам не хватило буквально одной-двух секунд.
То, что произошло в эти последние минуты и секунды и определило причину гибели экипажа, но достоверно назвать ее было наиболее трудно.

До сих пор причина гибели лётчиков окутана паутиной домыслов, гипотез и даже сплетен. Домыслы и сплетни носят порой несправедливый и оскорбительный характер, и это недопустимо.
Недопустимо искажать объективные обстоятельства гибели летчиков в угоду «жареным фактам» и сомнительному желанию усмотреть в их гибели нечто сверхъестественное или пошло-бытовое.
Недопустимо, что об обстоятельствах гибели пишут люди, некомпетентные в авиации, совершенно незнакомые с условиями полёта того рокового дня, в то время, когда, порой, даже специалистам –лётчикам и находящимся на земле профессионалам бывает трудно понять действия экипажа и поведение самолёта в аварийных ситуациях.

На основании тщательного изучения фактических материалов о том роковом дне Комиссия сделала следующие выводы.
1. Силовая установка двигателя самолёта была в исправном состоянии и, несмотря на экстремальные условия полёта, до конца оставалась работоспособной.
2. Никаких оснований для предположений о диверсии (взрыве, отравлениях, похищении инопланетянами, убийстве, попадании ракеты), а также потери сознания экипажем нет.
3. До конца полёта лётчики сохраняли работоспособность, умело и энергично пилотируя самолёт.
4. Профессиональная подготовка лётчиков, их готовность к данному полёту, состояние здоровья вообще и в день полёта в частности отвечали всем самым строгим требованиям.
5. Никаких отклонений при подготовке их к полёту (предварительная подготовка) допущено не было.
6. Во время полёта нарушений со стороны экипажа «Инструкции по производству полётов на аэродроме «Чкаловский» — не зафиксировано.
7. Во время полёта столкновения с другим самолётом, шаром-зондом, птицей не было.
8. На последнем решающем этапе полёта все решения и действия лётчиков были оптимальными. (Через 20 лет после катастрофы с помощью моделирования на ЭВМ был детально восстановлен последний участок полёта: от выхода под облака до столкновения с землёй. Но и в то время были сделаны точные расчёты).
9. Большинство членов Комиссии согласились с мнением одной из рабочих групп о том, что самолет попал в аварийную ситуацию и вошел в штопор, что и послужило причиной гибели экипажа.
Оставался открытым вопрос собственно о причинах сложившейся аварийной ситуации. Именно по нему среди членов Комиссии не было единого мнения, в связи с чем Государственная Комиссия не смогла дать согласованное заключение по окончании работы.

Расследование Штурманской группы.
Одной из рабочих групп, которые занимались расследованием аварии, была группа высококвалифицированных летчиков-штурманов.
Ее возглавлял Главный штурман ВВС генерал-лейтенант
Лавский В.М..
В группу входили:
— штурман филиала НИИ ВВС полковник Попцов Ф.,
— штурман 3-го Управления, штурман-испытатель полковник Замота Н.,
— старший штурман особого авиационного испытательного полка (впоследствии части им. В.С. Серёгина, ЦПК им. Ю.А.Гагарина)
В.А. Абрамычев (один из авторов данной статьи).
Являясь непосредственным участником расследования, полковник ВВС В.А. Абрамычев имеет возможность подробно осветить деятельность группы и те выводы, к которым она пришла в результате своей работы.
Главные задачи, стоявшие перед штурманской группой были следующие:
1) Выяснить, было ли нарушение «Инструкции по производству полётов в районе испытательных полётов (РИПе), со стороны экипажа «625».
2) Определить пространственное положение самолёта Ути-Миг-15 между 10ч.30м.10с. и временем катастрофы самолёта – 10ч.31м.30с.
3) Определить, могло ли быть опасное сближение самолётов с позывными «625» и «614».
В это же время лётчик Андреев В. – позывной «614» — совершал облёт Ути-Миг-15 после ремонта.

В своей работе по выявлению причин катастрофы штурманская группа руководствовалась только фактами, никакие гипотезы в расчёт не принимались.
В распоряжении группы были следующие данные:
— радиообмен между «РП» с самолётами, находившимися в воздухе;
— хронометраж взлёта и посадки самолётов;
— показания наземного радиолокатора наблюдения за самолётами, находившимися в РИПе в тот момент и фиксация их отметки на кальке (планшете);
— данные воздушной, навигационной и метеорологической обстановки на период полётов 27 марта 1968 г. с 10ч.15 мин
до 10 ч. 45 мин.
— время запуска шаров-зондов с п. «Долгопрудный»
— штурманские расчёты.

Досконально изучив воздушную, навигационную и метеорологическую обстановку и произведя расчёты, штурманская группа представила
ответы на три главных вопроса:
1) Нарушения «Инструкции по производству полётов в РИПе со стороны Ю. Гагарина и В. Серёгина не было.
Группа выявила упущения в радиообмене лётчика Андреева, который на рубеже зоны «21» запросил набор высоты, но не сообщил до какой именно.
2) Произведя штурманские расчёты различных видов маневра на последнем этапе полёта, сделан вывод, что за достоверно установленное время (около 1 минуты – с10ч.30м.10с. до 10ч.31м.) самолёт мог потерять высоту (около 4000 м) только находясь в штопоре.
(Причина попадания самолёта в штопор будут рассмотрены ниже).
3) Штурманская группа пришла к единому мнению — опасное сближение двух самолетов в период с 10ч.30м.10с. до 10ч.31м. привело к катастрофе.

Имея достаточное количество фактического материалов, плюс штурманские расчёты, группа установила следующее. (см. схему Района испытательных полётов – РИП):

Схема полёта. Автор В.А.Абрамычев. Фото уменьшенное

Из радиообмена «РП» с самолётами стало известно:
В 10ч.18м.45с. взлетел самолет с позывными «625» – самолет Гагарина и Серегина.
В 10ч.21м.20с. произвёл взлёт ещё один самолёт того же типа Ути-Миг-15 с позывными «614». Командир — Андреев В. Самолет взлетел для облёта после ремонта. Он находился в зоне «21», соседней с «20» пилотажной зоной, где выполняли полётное задание Ю. Гагарин и В. Серёгин.
Экипаж самолёта «614», выйдя на рубеж «21» зоны в 10ч.25мин.30с., запросил набор высоты, не сообщив по радио до какой именно. При оптимальном режиме набора высоты самолёт Андреева примерно через 4 мин. 45 сек. находился на высоте 3500-4000 м .Удаление от аэродрома было 50 км.
Получив разрешение на возвращение на аэродром посадки «625»-й сделал разворот на курс 320 (согласно инструкции) и стал пересекать зону «21», где в это же время и примерно на той же высоте находился «614».
Анализ траекторий полёта двух самолётов Ути-Миг-15 с позывными «625» и «614» показал, что имело место их опасное сближение (см. схему).
Следует отметить, что полёты самолётов проходили между слоями облаков при отсутствии видимости естественного горизонта. Лётчик самолёта «614» не видел самолёт Гагарина, как это следует из радиообмена с руководителем полётов.
Из этого можно заключить, что «625», внезапно увидев самолёт Андреева, чтобы избежать столкновения с «614», выполнил резкий маневр влево и попал в вихревой слой «614». Самолёт Гагарина и Серёгина испытал воздействие сильного аэродинамического момента и попал в штопор. Моделирование ситуации на ЭВМ показало, что в то время, в течение которого развивались события, их самолёт мог сделать 5-6 витков штопора.
Экипаж «625»-го, естественно, стал выводить самолёт из штопора, находясь между облаками. Для Владимира Сергеевича Серёгина это не представляло большого труда, ведь при испытании данного типа самолёта в НИИ ВВС он сам лично испытывал его на штопор.
По приборам контролировать полёт экипажу было затруднительно: их показания носят в условиях штопора неустойчивый характер, поэтому необходим был выход под облака и перевод самолёта в горизонтальное положение.
Действия экипажа по выводу самолёта из штопора в горизонтальный полёт были в высшей степени правильными.
Перед вылетом экипаж, на предполётной подготовке, был информирован о том, что нижняя кромка облачности (8-10 баллов) проходит на высоте 900 м, что обеспечивало бы своевременный выход самолёта из режима пикирования в горизонтальный полёт. Но за время полёта погода ухудшилась, и на самом деле нижняя кромка была 400-500 м. Об этом экипаж не знал.
В таких сложнейших условиях экипаж сделал всё возможное для спасения, но им не хватило примерно двух секунд и 200-250 метров высоты. Самолёт ударился о землю с углом пикирования 56 (определено по срезу деревьев) и с углом атаки +18 (показания авиагоризонта). Лётчики погибли.

Заключение

Несколько лет тому назад на пресс-конференции, посвященной причинам и версиям гибели Ю.А.Гагарина и В.С.Серегина, и в ходе состоявшейся научной дискуссии, на основе изучения документов и опроса очевидцев тех событий, было сделано заключение о том, что выводы штурманской группы Государственной комиссии основываются на объективных, достоверных фактах и расчётах и вряд ли могут быть опровергнуты.

Пресс-конференция 24 марта 2003г. К 35- летию со дня гибели Ю.А.Гагарина и В.С.Серёгина. День памяти. Как это было.
На фото
В.А. Абрамычев, А.А. Леонов, В.В. Горбатко, С.А. Микоян, вдова В.С. Серёгина
Фото А.В.Абрамычева 2003г.

В заключение хочется сказать главное. Герои навечно остаются в Памяти Человечества. Лётчики – это герои, романтики, которые идут покорять небо по зову сердца. Они не умирают. Выполнив свой последний взлёт, они просто не возвращаются на аэродром.

То трагическое событие во многом определило историю авиации и космонавтики. Юрий Гагарин был в то время зам. начальника Центра подготовки Космонавтов, будь он жив, история была бы другой.
Много героических подвигов совершили за эти годы лётчики и космонавты. Но надо помнить, что космос начался с авиации, с героических будней людей, посвятивших себя небу.

Фото Ю.А.Гагарин, П.Р.Попович, Г.С.Титов, А.Г.Николаев 1963г.

Авторы статьи :
©Абрамычев Виктор Александрович, ©Абрамычев Алексей Викторович, 2017г.

gagarin1

gagarin2

gagarin3

gagarin4

No Comments

Post a Comment