ТАНЕЦ КАК ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЕ ТВОРЧЕСТВО

ТАНЕЦ  КАК ТРАНСПЕРСОНАЛЬНОЕ  ТВОРЧЕСТВО

Ирина  Курис (С-Пб)

Сила соприкосновения с тайной

 в том, что она несет в себе моральное начало.

Налимов В.В. Спонтанность сознания. Москва: Прометей. 1989.

 

Долгосрочными хранилищами обобщенного  надличностного

знания (мудрости) и библиотеками архетипов служат

 гипотетические знаки синхронизации памяти/сознания.

(Благодаря этому, музыка и танец и являются

 столь мощными орудиями для извлечения

 надличностного из запасников памяти/сознания.)

Soidla T.R. Synchronization signals of memory,

containing timeless service messages: An hypothesis.

  1. J. Transpersonal Psychology 36(2), 213-219. 2004.

 

Существует великое множество путей к творчеству. Можно с уверенностью сказать, что любое творчество, независимо от того, с какой деятельностью оно связано — это выход в особое состояние, в котором мы не всегда отдаем себе отчет.  В зависимости от результата, его можно называть по-разному. Для кого-то – это мистическое переживание, инсайт, для кого-то – выход на высшие уровни творчества, когда мы ясно осознаем, что Кто-то через нас создает нечто. Все это мы включаем в понятие  трансперсонального опыта, который у каждого по-своему уникален. Для одного – это событие, происходящее «здесь и сейчас», для другого — процесс, растянутый во времени и пространстве. Характер трансперсонального опыта, как надличностного переживания, безусловно, зависит от вида творчества; от инструментария, помогающего войти в Поле Знания, усиливающего опыт осознанности.

В данном случае речь идет о танце, как о трансперсональном опыте творчества, в котором соединяются и состояние здесь и сейчас, и состояние последействия, которое выводит нас на творчество, но уже другого вида. О Танце, как о сакральном действии, раскрывающем удивительные возможности нашего внутреннего мира и расширяющем границы мироощущения.  Это совершенно необычный вид практики релаксационного целостного движения, в котором исполнитель осознаёт себя существом, ведомом некими высшими силами  (это тот редкий случай, когда не нужно сопротивляться), и в этот момент он перестает ощущать себя  обычным человеком…

При этом состояние осознанности не только не исчезает, но даже усиливается. Конечный итог этого процесса, который является, по сути, опытом транса — выход в расширенное состояние сознание. Его эффект – удивителен, необычен, непредсказуем.  Он преобразует человека, раскрывает перед ним новые горизонты. Он доставляет радость. Радость самого состояния, которое исцеляет душу и тело, радость движения, радость творчества. Собственно, и эти записи, как результат переосмысления информации, получены разными путями: в том числе, через автоматическое письмо, спонтанное движение, как медитативную практику и трансперсональный опыт. Опыт, который можно назвать многоступенчатым,  в котором именно танец играл роль Начала, заставив в дальнейшем искать объяснение многим состояниям, переживаемым в тишине медитации и в постмедитативном состоянии. Опыт, заставивший обратиться к эзотерическим знаниям, мифологии и психологии, обратиться к проблеме творчества, как естественному состоянию человека и информации, которая имеет отношение не только  к танцу, как таковому, а танцу, как метафорическому образу.

Итак, обратимся к танцу.  Для огромного большинства – это, прежде всего, движение. И с этой позиции он представляет собой совокупность поз, жестов и телодвижений, выполняемых  последовательно, в определенном ритме и темпе и подчиненных  целостному образу композиционного рисунка. В этом контексте танец включает в себя многоуровневое движение тела в пространстве, выстраивание формы и объёма, взаимодействие рисунка тела и его частей с рисунком-линией собственно танца (поскольку он всегда ограничен пространством: будь то сцена, даже самая большая в мире, или круг, диаметром 1,5 метра).  Вполне понятно, что нужно учиться красиво и правильно двигаться. И танец не будет танцем, если он исполняется не под музыку. В этом случае её роль выполняет ритм (внутренний или внешний).  Рассматривая танец с позиции движения, нужно учесть, что само это понятие включает в себя множество стилистических вариантов. Танец подразделяется на бытовой, народно-характерный, классический, фольклорный, танец модерн и т.д. Он может отражать характерные национальные черты, а может быть вне этого вообще. Например, это может быть четко выученное движение, отвечающее всем перечисленным условиям, а может быть релаксационное, целостное движение.

Именно это движение, естественно переходящее в сакральный спонтанный танец способствует выходу в трансовое состояние. И  оно подчиняется совсем другим законам. Релаксационное движение опирается на принципы, изначально отличающиеся от обычных двигательных практик: интегральности всех составляющих этой специфической практики, обучающей тело осознанному движению; энергетическому выстраиванию пространства (внутреннему и внешнему). Это даёт возможность увидеть и ощутить свое тело под другим углом зрения, осознавать себя через глубинные телесные и психоэмоциональные переживания, которые, в конечном счете, трансформируются в интуитивное знание, представляющее собой Знание Тела.

С точки зрения трансперсонального опыта танец можно рассматривать с нескольких позиций: 1) как сакральное, переходящее в спонтанное действие; 2) как процесс и как результат  (это касается самого исполнителя); 3) как взаимодействие с пространством и, соответственно, его воздействие на людей: как исполнителей, так и возможных зрителей. При этом, мы имеем в виду и то, что относится к срочному эффекту, и к постэффекту (последействию).  В этом контексте мы говорим о сакральном танце как одной из форм спонтанного взаимодействия с энергией  окружающего пространства. (Это отнюдь не означает отсутствие необходимости двигательной подготовки).

Слово «сакральный» означает не просто ритуальный, священный; оно подразумевает также и тайный, скрытый, сокровенный, а значит хранимый внутри. Сакральное движение соединяет в себе эзотерику (то есть другое, сугубое, данное при том или ином посвящении знание) и духовный аспект, заложенный во внутреннем состоянии души исполнителя. Язык тела изначально сакрален. И его понимание сродни постижению интуитивного знания. Он способен передать нечто, что важно и понятно только тому, для кого предназначен. И только в Сакральном Танце можно через пластику выразить это другое знание так, что оно будет воспринято теми, кто способен его  понимать и сопереживать.

Именно это Знание, которое находится в хранилищах нашей пра-памяти,  переходя в процессе постоянного тренинга,  на уровень подсознания, позволяет создавать  в танце каждый раз свой мир Красоты и Гармонии и открывать новую страницу внутренней книги Знания; переживать новый опыт транса, как в процессе, так и по окончании действия.

Сакральный танец в определенном смысле можно назвать магическим. Он завораживает и преобразует. Причем, не только зрителя, но и самого танцующего. Особую роль в таком танце играли и играют графические символы, используемые фактически в любом эзотерическом знании: собственно рисунок (графема), его значение, воздействие на психо-эмоциональную сферу; линия движения в пространстве; ритм и т.д. Соединение энергетики символа с энергетикой движения создаёт другое Пространство и другое Время, воздействие которых на порядок выше. Самое интересное, что человек, впадая в это другое состояние, чувствует себя удивительно: он как бы пребывает в нескольких мирах одновременно.  Иногда это сложно вербализировать, но достаточно посмотреть со стороны. Своего рода эйфория, но при этом вполне осознанная и — никакого неадекватного поведения.

Это очень хорошо понимали в той идеальной и мифологизированной нами, но тем более реальной древности, когда не было четкого разделения между видами искусства. В качестве  своеобразного театрального действия выступала мистерия, выполнявшая различные функции. Оказывая сильное эмоциональное воздействие, она одновременно являлась и инструментом управления огромными  массами людей;  она же и врачевала. Сопереживание, возможность подняться над повседневностью,  очищение души – всё это было такой же необходимостью, как и забота о хлебе насущном. И в том, и в другом случае в качестве результата воздействия выступал транс. В этом контексте танец, как обязательная составляющая мистерий стоял несколько особняком. Его воздействие в сочетании и непосредственной связи с другими видами искусства было более многообразно. Танец рассматривался не просто как двигательное действие, но и как определенный ритуал взаимодействия с пространством, в котором символ, образ, звук, ритм, рисунок и магия самого движения приобретали особый смысл и переводили его на качественно новую ступень  и восприятия, и воздействия.

Практически любая древняя эзотерическая традиция, прежде всего, шаманская, в которой танец играет важную роль, содержит технику безопасности. Она исходит из самого построения танца, как взаимодействия с внешним пространством. Причем, это находится в полном соответствии с картиной мира, представлении о Хаосе и Гармонии, единстве мужского и женского начала, о месте человека в мире и т.д. Танец является образным отражением представлений о Вселенной  и его взаимоотношениях с ней. Сакральный танец,  как это не покажется кое-кому  странным, — спонтанное действие. Это процесс — целостный, рождающийся в данный момент, в данную минуту. Цель спонтанного танца — раскрепоститься, забыть о физическом теле, отпустить себя и возбудить энергетическую вибрацию, чтобы человек как бы вошел в поток, не задумываясь, правильно или не правильно он ставит ногу. Каждый раз  это похоже на чудо. И самим исполнителям ясно, что это не столько они танцевали, сколько через них, и… происходит нечто… Изменяется мир вокруг, изменяются их собственные представления о мире. Иногда это происходит постепенно, иногда — мгновенно. Человек преображается и понимает, что он уже не тот прежний, каким был до танца. В конце концов, это каждый раз – возвращение к самому себе, к своим истокам, о которых мы забываем в своей повседневности, это выход к ресурсным возможностям, часто скрывающимся  в глубинах  собственного Я.

Всё это позволяет говорить о танце, как одном из естественных мощнейших инструментов создания места своей Силы, как способом работы с энергоинформационным полем. Оно может иметь разные названия, но все  авторы сходятся на том, что это особое состояние сознания, в котором,  в единицу времени, возможно присутствие одновременно двух прямо противоположных состояний человека – расслабленность и ментальная активность. Вполне понятно, что в этом аспекте мы можем говорить о танце, как опыте осознанной  работы с подсознанием, а это означает возможность одновременного существования на разных планах: проявленном (материальном) и не проявленном или тонком.

Транс, как один  из видов   измененного состояния сознания (ИСС) — один из терминов, характеризующих особое специфическое состояние сознания человека.  На сегодняшний день не существует единого исчерпывающего определения. Возможно, это можно объяснить тем, что, испытывая эти состояния, мы оцениваем их индивидуально, исходя из особенностей нашей личности.  Пребывание в трансе даёт нам возможность получить опыт расширенного восприятия мира. Погружение в транс — один из способов осознанного выхода на информационные структуры подсознания, которые могут охватывать широкий диапазон уровней: от телесного до тонких не проявленных планов. Чем шире возможности сенсорного восприятия человека, тем выше его уровень осознанности при работе с подсознанием. В этом контексте подсознание можно рассматривать как переходный мостик к бессознательному, и в наших силах расширить этот мостик посредством определенных практик.

В танце мы имеем возможность расширить возможности входа, пребывания и осознания самого процесса: за счет релаксационного движения, которое обеспечивает определенный уровень телесной, эмоциональной и ментальной раскрепощенности; смены ритмов, рисунка, пространственной и двигательной координации. Будучи самоценным, он является одновременно тем инструментарием, который создаёт предпосылки для перехода на следующую ступень погружения – выход в расширенное состояние сознания. Однако его цель заключается не только в возможности выйти на глубинные уровни подсознания, но и вывести  на уровень  осознанности скрытую информацию о чем-либо. Расширенное состояние сознания дарит нам целый букет трансперсональных переживаний,  в том числе и прозрение, инсайт, спонтанное творчество и т.д.

Об одном из этих состояний мне хотелось бы вспомнить в связи с событием, произошедшим  со мной в Индии в 1996 году. Я изучала танец Шивы (который известен так же,  как Учитель йоги (Шива-Дакшнамурти)  и Учитель танца (Шива-Натарадж).

 

Занимаясь с преподавателем, я обратила внимание на то, что каждый раз, он что-то менял по ходу дела. В конце концов, я сама стала замечать, что исполняю танец, или его фрагменты каждый раз несколько иначе. Но самым неожиданным было то, что мой Учитель (Анант Пилай, семья которого занимается искусствами более 500 лет), это приветствовал и радовался, как ребенок.  Мы много раз обсуждали с ним этот момент. Он рассказывал мне о рисунке движения, в котором доминировала горизонтальная восьмерка (символ бесконечности,  а также и один из основных элементов танца пчел); заставлял повторять и запоминать непривычные моему уху ритмические слоги – тала. Я стала замечать, что впадаю в некое необычное состояние, в котором была способна двигаться, забывая о необходимости точно следовать выученным движениям. Кроме того, я каким-то непостижимым образом,  очень легко выучила язык танца – достаточно специфический, с очень сложной координацией. Позже я поняла, что Учитель нарочно вводил меня в измененное состояние сознания. Видимо, для того, чтобы я не заучивала танец, а познавала его каким-то другим образом, чтобы он заставлял меня двигаться, рождаясь изнутри, вытекая через моё тело, руки, ноги, даже кончики пальцев… Со временем я поняла   насколько танец Шивы сакрален. Это процесс, в котором удивительным образом сочетается собственно двигательная подготовка и возможность творить свою жизнь в танце, и в этом смысле – танец – это собственно и есть сама жизнь.  И как наша жизнь, она  преподносит нам прозрения, инсайты,  мистические переживания.

Можно ли назвать этот процесс творчеством? Думаю, да, но мне не хотелось бы здесь ставить точку… Ведь сакральный спонтанный танец — процесс осознанного взаимодействия с Пространством, которое каждый раз новое, а значит непознанное. И танцуя, мы вновь и вновь стремимся опять его познать. И оно, как бы поощряя, дарит нам радость творчества,  созидания и еще чего-то, что не всегда можно выразить словами,  но  без которого и жить как-то скучно…

 

Рекомендуемая литература

  1. Друри Н. Трансперсональная психология. «Инициатива», Львов, Институт гуманитарных исследований, Москва, 2001, 203 с.
  2. Зеличенко А.И. Разговоры ученого с Учителем. Изд-во трансперсонального института. Москва, 2000, 171 с.
  3. Козлов В.В., Майков В.В. Основы трансперсональной психологии. Изд-во трансперсонального института. Москва, 2000, 302 с.
  4. Курис И.В. Основные понятия трансперсональной психологии. Вестник аспирантуры и докторантуры, вып.12.2003, С-Пб. Стр.55-64
  5. Курис И.В. Методика работы в измененном состоянии сознания. Вестник БПА., вып, N12, 1997, стр. 94-97..
  6. Курис И.В. «Эзотерика в психотелесной практике». Киев, 2002, стр.51-53 Сборник докладов.
  7. Курис И.В.  Роль  психофизических упражнений в релаксационной пластике.   Информационный вестник Балтийской Педагогической  Академии, вып.  10.- 1997 г.,стр. 51-54, Санкт-Петербург.
  8. Медоуз К. Магия рун. – М.: Агентство «Фаир», 1997.   – 320 с.
  9. Минделл А. Дао шамана. «София», Киев – Трансперсональный институт, Москва, 1996, 284 с.
  10. Лоуэн А. Терапия, которая работает с телом «Речь», С-Пб, 2000, 272 с.
  11. Торчинов Е.А. Религии мира. Опыт запредельного. Orientalia, Санкт-Петербург, 1998 382 с.
  12. Холл М.П. Энциклопедическое изложение масонской, герметической, каббалистической и розенкрейцеровской символической  философии.  Новосибирск: Изд. ВО «Наука», 1992. 792 с.
  13. Эндрюс Т. Магия танца. Москва: Изд. «Ваклер», 1996, 247 с.
  14. Raghunath R. Hand mudras Arathi. — London, 1987, стр. 54-66.

 

Курис Ирина Викторовна — С-Пб,  гранд-доктор психологии, канд. педагогич. наук, полный профессор. Зав. кафедрой трансперсональной психологии МУФО, руководитель экспериментальной группы Йога-Данс при Балтийской Педагогической Академии. Автор трансперсональной психотехнологии «Биоэнергопластика» (Йога-Данс»)

Профессор Балтийской Педагогической Академии и МУФО, руководитель Отделения Трансперсональной Психологии и Педагогики. Член Президиума АТПП, официальный тренер Европейской Трансперсональной Ассоциации (ЕВРОТАС), Президент Северо-Западного регионального отделения трансперсонального сообщества.

 

 

 

No Comments

Post a Comment