Что такое «Апокалипсис»

Что такое «Апокалипсис»

photo-izeiov-33
Гранд-доктор философии, доктор философии Международного Теологического Университета, доктор филологических наук, профессор, академик А.Н. Иезуитов

Что такое «Апокалипсис»

В настоящее время самые разные СМИ, отечественные и зарубежные, постоянно и настойчиво пугают человечество, всех и каждого, различными «страшилками», и особенно «концом света», который вот-вот наступит. При этом традиционно и уже привычно называют предстоящие всем нам ужасы и мучения «Апокалипсисом». Правда, что реально означает «Апокалипсис», когда именно он произойдет и произойдет ли вообще, нам нигде и никем не сообщается.
Попытаемся с позиции «Философии взаимодействия (биализм)» (ФВ) объективно и непредвзято, по возможности, соблюдая историческую, фактическую, логическую и текстологическую точность и достоверность, разобраться в этом очень непростом вопросе и одновременно рассмотреть другие принципиально значимые и внутренне связанные с текстом «Апокалипсиса» вопросы. Прежде всего их этимологический аспект.
Обратимся к мудрому изречению Р. Декарта: «Объясняйте значение слов и вы избавите мир от половины заблуждений». Точнее было бы сказать, не от «половины», а хотя бы от некоторых принципиально важных «заблуждений».
Воспользуемся проницательным советом французского философа и постараемся объяснить, с позиции ФВ, «заблуждения», связанные с «Апокалипсисом».
Начнем с того, что «Апокалипсис» (по-гречески – «откровение») – древнейшее первохристианское литературное произведение, насыщенное специфической образностью. Это многое определяет в нем с точки зрения и его формы, и его содержания.
Автор «Апокалипсиса» — Иоанн Евангелист, любимый ученик Иисуса и Апостол, получивших имя «Иоанн Богослов».
Иисус при его «распятии» завещал Иоанну свою мать Марию, назвав ее «матерью Иоанна» [1, 1157], отвести ее в Грецию (Афон), что Иоанн исполнил.
В 60 г. н.э. римский император Домициан сослал Иоанна на остров Патмос (Греция), где Иоанн и написал (68-69 гг. н.э.) «Апокалипсис» («Откровение»).
Греция появляется в данном контексте не случайно. Уже во времена Иоанна (I в. н.э.) существовала достаточно убедительная версия, что настоящим отцом Иисуса был в Сирии грек Пандера. Видимо, поэтому Иисус и завещал Иоанну отвести свою мать Марию в Грецию (Афон) на родину Пандеры.
На Туринской плащанице лицо Иисуса напоминает антично-греческое лицо, похожее на лицо Зевса, этнического грека, известное нам по его скульптурным изображениям, созданным в эпоху античности. Есть о чем задуматься.
Для ФВ, Иисус – живой и реальный человек. Христос – вымышленный мифический образ «Мессии». Иисус Христос – своего рода контаминация, в которой доминирует мифическое начало. Такой контаминацией пользуется Иоанн, при этом в ней достаточно отчетливо просматриваются в «Апокалипсисе» оба начала, и сам Иоанн нередко упоминает об Иисусе в реальном смысле.
Иоанн (без ложной скромности) говорит о себе: «Был человек, посланный от Бога; имя ему Иоанн», а «Бога не видел никто никогда» [1, 1127]. Показательно, что Иоанн в данном случае говорит о себе в третьем лице, как бы со стороны, и о чем-то реальном для себя, и для других людей.
В своем «Откровении» Иоанн повествует о том, что он сам «видел» как человек, «посланный Богом», и человек, получивший «свидетельство» на это [1, 1127].
Утверждение Иоанна, что «Бога не видел никто никогда», принципиально важно. Эти слова принадлежат любимому ученику Иисуса, который «видел» Иисуса и с Иисусом непосредственно общался как его ученик. Более того, это слова Апостола из канонического «Евангелие от Иоанна». Их невозможно игнорировать и нельзя с ними так или иначе не считаться.
Слова Иоанна ставят, по меньшей мере, под сомнения откровения многих святых, заявлявших что они якобы «видели» Бога. Есть, о чем подумать верующим, и не только им.
«Апокалипсис» представляет нам «видéние – пророчество», словесно выраженное Иоанном. Как пишет Иоанн, «Апокалипсис» для него – Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать рабам Своим, чему надлежит быть вскоре [1, 1325]. «Вскоре» — точно неизвестно.
«И Он показал, послав оное через Ангела Своего рабу Своему Иоанну, который свидетельствовал слово Божие и свидетельство Иисуса Христа и что он видел… время близко» [1, 1325]. Когда такое «время» наступит, тоже неизвестно.
В «Апокалипсисе» перед нами весьма опосредственное и многосоставное «пророчество» (Бог, Иисус Христос, Ангелы, Старцы) и слова: «показал, послав», «свидетельствовал», «он видел». «Он» — имеется в виду Иоанн, что он сам «видел» и поэтому все в «Апокалипсисе» дается через особое восприятие Иоанна как живого человека, со своими эстетическими и другими представлениями.
«Евангелие от Иоанна» начинается так: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все через Него (слово. – А.И.) нáчало быть, и без Него ничто не нáчало быть, что нáчало быть. В Нем была жизнь, и жизнь была светчеловеков. И свет во тьме светит и тьма не объяла его» [1, 1127].
Как видим, именно «Слово» («Оно») находится во владении Бога и само «Слово» («Оно») генетически всесильно, поскольку «Слово», обозначая нечто, дает ему жизнь, доступную для «человеков», их реального восприятия. Действительно, пока какое-либо явление не обозначено «Словом», оно вроде бы и не существует для реального восприятия. Ничего мистического в этом нет. Сам Иоанн употреблял «слово» с маленькой буквы как, по существу свое этимологическое обозначение.
В книге «Бытие» Моисея читаем: «И сказал Бог: да будет свет. И стал свет. И увидел Бог свет, что он хорош, и отделил Бог свет от тьмы. И назвал Бог свет днем, а тьму ночью [1,5]. Снова именно «Слово» придает реальное существование и «свету» и «тьме». Само по себе «слово» ничего реально создать не может. Между тем само «слово» «начинает быть», т.е. реально существовать, лишь как определение чего-то для «человеков» и видимое ими.
Уже давно стали каноническими слова пророка Моисея из книги «Бытие», открывающей в Библии «Ветхий Завет»: «В начале сотворил Бог небо и землю [1,5]. Между тем известный современный исследователь «Ветхого Завета» профессор Эллен Ван Вольде (Голландия, университет Радбоуд из города Неймеген), изучая древнееврейский язык и сопоставив его с текстом оригинала Библии, установила, что у Моисея употребляется слово «бара» (bara), что означает не «сотворил», а «разделил в пространстве» [2].
Получается, что еще до деяния самого Бога (фактически вне и без него) «в пространстве» (очевидно, Космос) уже реально существовали небо (атмосферный покров над Землей) и Земля (планета). Бог не «сотворил» («создал») «Небо» и «Землю», а лишь «разделил» их «в начале», т.е. прежде всего друг от друга, сделав доступными для восприятия как разные реальные объекты. Следует поэтому читать: «в начале разделил Бог небо и землю».
У Моисея в книге «Бытие» прямо сказано: «и отделил Бог свет от тьмы» [1, 5]. Это означает, что еще до самого Бога (тоже фактически вне и без него) уже реально существовали, в виде некоего потенциального конгломерата, «свет» и «тьма». В «Евангелии от Иоанна» говорится, что «жизнь была свет человеков», «свет во тьме светит и тьма не объяла его» [1, 1127].
Бог только «отделил» «свет» от «тьмы», сначала дав название «свет». Бог в известной мере сам ограничивал свои возможности, и в определенном виде мир уже обладал собственным «бытием». Это важно иметь в виду тем, кто обращается к Библии.
Что касается «Апокалипсиса», то он, видимо не случайно не включается в «Указатель Евангельских и Апостольских Чтений Церковных», поскольку недостаточно каноничен и слишком многозначен для понимания.
Этимологии во всех приведенных ниже случаях принадлежит важнейшая роль.
Непредвзятая этимология позволяет внести существенное уточнение в традиционное толкование текста Библии («Новый Завет»).
Уже давно считается, что «терновый» венец на голове Иисуса принес ему большие мучения своими шипами, вызвавшими сильное кровотечение из ран, нанесенных шипами терна [3].
А вот что мы читаем в «Евангелии от Иоанна»: «И воины, сплетшие венец из терна, возложили Ему на голову, и одели Его в багряницу, и говорили: радуйся, Царь Иудейский! [1, 1156] В «Евангелие от Матфея» есть уточнение: «воины… когда насмеялись над Ним сняли с Него багряницу и одели Его в одежды его» [1,1051].
Видимо, сняли с головы Иисуса и «терновый венец». На многих более поздних и ставших каноническими изображениях Иисуса на нем нет «тернового венца».
Этимологически понятие «возложить» означает – слегка наложить сверху что-то на голову и без всякого нажимного усилия, которое могло бы причинить боль и нанести раны.
«Надеть» («одеть») тоже не означает заметного внешнего усилия, чреватого возможными травмами.
Есть понятие «нахлобучить», которое означает глубоко надвинуть что-то на голову, с нажимными усилиями, что может причинить травму. В «Евангелиях» этого понятия нет.
Терн – розоцветный кустарник с колючками, подобными колючкам розы, такие колючки могут слегка уколоть и поцарапать, но не могут нанести серьезную, тем более сильную рану.
Воины «насмеялись» над тем, что они одели Иисуса в «багряницу», Царскую одежду, и на голову Иисуса ими был «возложен» (слегка надет) не «лавровый венок», который, по традиции, «возлагали» на Царей, а «венок терновый» сплетенный самими воинами, без всяких травм для себя, из терна с небольшими колючками, как у куста розы. Такой «венец», «возложенный» на голову Иисуса не мог вызвать у него особенно мучительную боль и сильное кровотечение.
«Терновый венец», снятый с головы Иисуса, разумеется, никто и нигде не сохранял как реликвию после «распятия» Иисуса. Для этого не было никаких реальных оснований и конкретно-исторических условий. Все «псевдоистории», связанные с «терновым венцом» Иисуса как орудием мучений – область мифологии [5].
Обращает на себя внимание, что на Туринской плащанице [6] хорошо видно: на голову Иисуса слегка надето нечто (лоб совершенно открыт), отдаленно напоминающее «терновый венец» с какими-то округленными отростками («шипами»), которые никак не могли ни принести Иисусу сильных мучений, ни вызвать у него кровотечения из головы.
Одним словом, необходимо больше внимания уделять исторически сохранившейся реальности и подлинной этимологии. Это действительно «избавит мир» от существенных «заблуждений», в том числе и по отношению к Библии. В этом убеждает не только «Апокалипсис».
С незапамятных времен принято считать в Библии (Ветхий Завет – Бытие) беспрецедентным и фактически неисправимым человеческим грехопадением то, что Ева съела «яблоко» с «дерево добра и зла» и тем самым нарушила «запрет Бога». Вопрос этот не только этимологический, и пора в нем разобраться, стараясь быть, как можно ближе к тексту Библии («Бытие»).
Бог «заповедал» человеку, «сотворенного самим Богом по образу «своему», «мужчине и женщине», «от дерева познания добра и зла» не ешь от него, ибо в день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь[1, 6]. Ева увидела, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плоды его и ела; и дала также мужу своему (Адаму. – А.И.), и он ел» [1, 7].
Для Евы «вожделенно» (страстно желаемо) было именно «знание». Получение «знания» Бог считал недопустимым для человека, и человек должен был умереть за свое «вожделение» к «знанию». Ева и Адам не умерли, вкусив «плоды», дающие «знания», но каждый получил от Бога свое вечное наказание: Ева – муки от деторождения, Адам – муки от трудовой деятельности.
В принципе «вожделение» к «знанию» было признано Богом самым большим человеческим «грехом». Это нельзя не заметить и не принять во внимание, особенно когда науку стараются «дополнить» религией.
Какие «плоды» «вкусили» Ева и Адам неизвестно. Никакого упоминания о яблоках в тексте Библии нет. Это непреложный факт. Кто и когда установил, что в Библии под «плодами» имеются в виду яблоки, тоже неизвестно.
Давно и широко употребляется в иносказательном смысле как символ мучений, испытанных Иисусом при его распятии на кресте, слово «Голгофа».
В реальности «Голгофа» представляет собою каменный выступ из земли. Голгофа (по-арамейски: «череп» и по-древнееврейски «лобное место»). «Череп» и «лоб» – фактически синонимы.
Голгофа – это твердый каменный предмет и при всем желании деревянный крест для распятия вбить в него невозможно, и, скорее всего, Иисус был распят на Масличной горе, где традиционно «распинали» преступников. Иисуса иудеи и римляне считали преступником. Как видим, «Голгофа» – символ не совсем точный. Характерно, что «Лобное место» как возвышение на Красной площади в Москве – каменное. Этимология в данном случае выдержана. Показательна, что на могиле Н.В. Гоголя (1909) был установлен камень с бронзовым крестом, напоминающий «Голгофу». Мифы все еще сильны.
В «Апокалипсисе» этимологически понятие «надлежит» означает, что чему-то следует быть, но совсем не обязательно будет и действительно произойдет, причем именно так, как было заранее предвидено. Это допускает индивидуальность в восприятии и воспроизведении того, что предсказано.
«Свидетельство» как утверждение чего-либо предполагает определенное восприятие и определенную оценку. По сути своей, оно не абсолютно и не обязательно должно признаваться всеми как истина в последней инстанции. В принципе допустимы варианты, по содержанию и форме. Свидетельствовать можно только то, что реально происходило и что может тогда действительно подтвердить сам видевший это. Иоанн именно «свидетельствует» в «Апокалипсисе», что он сам видел.
«Откровение» как «видéние» и есть «видéние». Мало ли что кому привидится, захочется увидеть или следует увидеть. От «видéния» в принципе нет смысла ждать ясности и точности. Не определенными выглядят слова «вскоре» и «время близко». Так было сказано в «Апокалипсисе» по отношению к 60-м гг. н.э. С того времени прошло фактически 19,5 веков и ничего, что считалось и считается «Апокалипсисом», не произошло. Что реально означает «вскоре» и «время близко» неизвестно, и потому непонятно, осуществится ли «пророчество» вообще и может ли это когда-либо произойти. Одним словом, слишком много вопросов остается без ответа, чтобы нам уже сейчас практически реагировать на них, тем более пугаться.
«Апокалипсис» внешне и внутренне сложен и даже противоречив. Он насыщен различными символами и причудливыми ассоциациями, особыми названиями и специфическими терминами, структурно многоуровнев и многозначен. Это делает его трудным для понимания и объяснения, что надо всегда и постоянно иметь в виду. И все же существует реальный смысл «Апокалипсиса». Его мы стараемся выявить и объяснить с помощью ФВ.
Обратимся непосредственно к тексту «Апокалипсиса» и попытаемся выявить реально значимые для нас прогнозы, содержащиеся в нем. Все «апокалипсическое» фактически нисходит с «неба» на Землю. Говоря современным языком, из Космоса.
Судьба мира предстает в «Апокалипсисе» мрачноватой, но вовсе не безнадежной: гибели всего и вся «по существу» не предвидится и не будет «конца света». Чем же именно нам реально грозит «Апокалипсис»?
Из «Апокалипсиса» следует, что Агнцу и семи «Ангелам» предстоит особая «работа». Причем каждый участник совместной деятельности делает свое дело и по этапам. Отметим, что «Ангелы» — не только «хранители», но и губители людей. Учтите это верующие.
«Агнец» – символ «Божественной силы» – снимает «печати» с того, что может быть Землей и населяющими ее людьми в будущем. И что же нам предлагается?
«Агнцем» (обозначение Иисуса Христа) «снимается» «шестая» печать (т.е. запрет).
«Я взглянул, – пишет Иоанн, — и вот произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь. И звезды небесные пали на землю, как смоковница, сотрясаемая сильным ветром, роняет незримые смоквы свои. И небо скрылось, слившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих» [1, 1331].
Перед нами очень образно и выразительно, как бывает у истинного писателя (им был Иоанн), разворачивается уже знакомая современным людям картина различных природно-стихийный явлений.
Иоанн — фактически первый и древнейший «первохристианский писатель», творчески своеобразный и неограниченный в своих наблюдениях и вымыслах, находящихся во взаимодействии.
Во время сильного землетрясения действительно создается впечатление, что «горы и острова двигаются», а небо темнеет, «скрываясь и свиваясь» как «свиток».
Очевидно, на острове Патмос произошло землетрясение и, казалось, что он «двинулся» с «горами на нем». Это видел Иоанн.
Затем «вострубили» «Ангелы».
«Первый Ангел вострубил, и сделались град и огонь, смешанные с кровью, и пали на землю; и третья часть дерев сгорела, и вся трава зеленая сгорела» [1, 1331].
Это фактически описание «сухой грозы» с градом и молниями, отливающими в момент вспышки красным («кровавым») цветом и покрасневшее от вспышки молнии небо. Это и хорошо знакомые нам на земле лесные пожары, вызванные ударом молнии и уничтожающие деревья и траву. У Иоанна не случайно появляется число «три» («третья часть»).
«Второй Ангел вострубил, и как бы большая гора, пылающая огнем, низверглась в море; и третья часть моря сделалась кровью, и умерла третья часть одушевленных тварей, живущих в море, и третья часть судов погибла» [1, 1332].
Скорее всего, Иоанн описывает извержение подводного вулкана или вулкана близко расположенного к морю. Вулканы извергались и при Иоанне, он это воспринимал как стихийное бедствие. Вытекающая лава из вулкана низвергалась в море, окрасив его как бы «кровью», и погубила много морских обитателей. Сильное волнение, вызванное на море извержением вулкана, оказалось губительным для судов. Кстати сказать, людям все это в принципе знакомо и вулканы, и извержение, и вытекание из них лавы в море. И снова, как видим, у Иоанна «третья часть» погибших.
«Третий Ангел вострубил, и упала с неба большая звезда, горящая подобно светильнику, и пала на третью часть рек и на источник вод» [1, 1332].
Очевидно, это яркий метеорит. Метеорит действительно падает, «на реки» и около воды (например, Тунгусский метеорит и Чебаркульский метеорит). Иоанн проявил свою наблюдательность. Метеориты падали и в его время. И он мог это видеть. Снова третья часть, как отмечает Иоанн.
«Четвертый Ангел вострубил, и поражена была третья часть солнца и третья часть луны и третья часть звезд, так что затмилась третья часть их, и третья часть дня не светла была – так, как и ночи» [1, 1332].
Наступило частичное солнечное затмение. Луна закрыла собою часть солнца («треть»), и сама стала на «треть» не видна. Не все звезды («треть») стали хорошо видны (одни по своей природе ярче других). При этом темнее стал день, но и не стало совсем темно как ночью.
И опять у Иоанна всюду «третья часть» («три»). Видимо число «три» особым образом ассоциировалось Иоанном с «Троицей», ее сакральным для христиан смыслом, предполагающим и «небесное» наказание людей за их «грехи».
Ангелы делали все, «чтобы умертвить третью часть людей».
Когда Агнец снял «четвертую печать», явился «конь бледный», и на нем всадник, которому имя «смерть»… и дана ему власть над четвертою частью земли – умерщвлять мечом и голодом, и мором и зверями земными»[1, 1330].
«Конем бледным» постоянно пугали и пугают людей и делают это напрасно. Люди постоянно погибали и погибают, включая настоящее время, и от «меча», и от «голода», и от «мора», и от «зверей». Это вовсе не является всемирной катастрофой для человечества. «Всадник смерти» может умерщвлять лишь четверть живущих на земле людей.
«Апокалипсис», как видим, еще сравнительно гуманен (треть, четверть человечества).
Ядерная война, которой нам грозят сейчас, готова умертвить все человечество. Это гораздо больше, мучительнее и страшнее, чем приписывают «Апокалипсису», и того, что он действительно в себе содержит.
И вот что особенно важно знать для всех читающих Библию. Можно в это верить или не верить, но это слова, которые принадлежат Апостолу Иоанну Богослову. Вот что пишет Иоанн: «И видел я иного Ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живаго. И воскликнул он громким голосом к четырем Ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего.
И я слышал число запечатленных: запечатленных было сто сорок четыре тысячи из всех колен сынов Израйлевых [1, 1331]. Таких колен 12. В каждом по 12 тысяч. В «Апокалипсисе», следовательно гарантируется спасение от всякого «вреда» лишь 140 тысячам «запечатленных», большего числа не предвидится. Такова «Божественная воля». Тут уж ничего не поделаешь. Кто именно эти «запечатленные», неизвестно.
Комментарии в этом случае, как говорится, излишне.
Иоанн часто соединяет для большей выразительности и наглядности разные стихийные бедствия, которые могут происходить раздельно. Главное, что все они реальны и объяснимы.
В «Апокалипсисе» мы находим и такие знаменательные слова, очень актуальные:
«И цари земные, и вельможи, и богатые, и тысячиначальники, и сильные, и всякий раб, и всякий свободный скрылись в пещеры и в ущелья гор, и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его и кто может устоять?» [1, 1331]. В данном случае имеется в виду Иисус и Бог. При этом Иоанн всячески подчеркивает человеческое начало в Иисусе, он добрее.
Одним словом в «Апокалипсисе» немало разночтений.
«Пятый Ангел вострубил, — пишет Иоанн, — и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны» [1, 1332]. Скорее всего, это был «звездоподобный астероид», который был способен (имел «ключ») чтобы появиться из «бездны» (Космос) и упасть на землю.
Иоанн пишет: «и из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы. И сказано было ей, чтобы не делала вреда траве земной, и никакой зелени, и никакому дереву, а только одним людям, которые не имеют печати Божией на челах своих. И дано ей не убивать их, а только мучить пять месяцев; и мучение от нее подобно мучению от скорпиона, когда ужалит человека» [1, 1332].
Как видим, все это не так страшно и мучительно для людей. Большинство людей не имеет «печати Божией на челах своих» и, тем не менее, живут сравнительно благополучно на земле. «Саранча» у Иоанна не делает «вреда» природе, окружающей обычных людей. Показательно, что, по Иоанну, в природе вредит все нисходящее с неба, т.е. из Космоса. В действительности, именно саранча сильно вредит природе (ее «зелени»). Отрадно, что «Апокалипсис» запрещает ей это делать.
Саранча вовсе «не убивает» и «только мучает пять месяцев», подобно «земным скорпионам», взяв на себя мучения от них. Непонятно, почему «пять месяцев». В действительности, саранча ничего подобного не делает, она не может ужалить человека и тем более сильно мучить его своими укусами, скорпион тоже если ужалит человека, то это не так уж мучительно и, во всяком случае, никак не может обязательно привести человека к смерти.
Очевидно Иоанн исходил из своих наблюдений над поведением саранчи, но по-своему интерпретировал их, и сделал ее слишком ужасной для человека как и скорпиона. Здесь Иоанн слишком дал место своему вымыслу. Как видим, в данном случае ужасы, которые нам пророчит «Апокалипсис», вовсе не такие ужасные. Кроме того, оказывается человек может устоять от того вреда, которое ему приносит «Апокалипсис», и может устоять он, обращаясь к помощи природы, скрываясь в пещерах, ущельях и т.д., попросив природу скрыть его от наказания свыше, и природа действительно скрывает человека от того вреда, который он может получить извне. В данном случае, Иоанн демократичнее, чем многие современные деятели. Как известно, преуспевающие богачи и властелины строят себе подземные ядерные бункера и убежища на случай ядерной войны. Иоанн говорит о возможности укрыться в пещерах для всех людей. И в этом случае, как видим он гуманнее, чем современные некоторые наши деятели.
Таким образом, все мы давно и сравнительно благополучно живем в обстановке тех природных явлений-бедствий, которые нам сулит и которыми нас пугают в «Апокалипсисе» (землетрясение, затмение планет, извержение вулканов, падение метеоритов, лесные и степные пожары и т.д.).
Никакого «конца света» в принципе быть не может, и его ни в какой степени не прогнозирует нам Иоанн в «Апокалипсисе». Одним словом, прежде чем выдвигать какие-то «страшилки», этих «страшилок» бояться, надо знать тот конкретный текст и контекст, в которых появились те или иные явления, которыми нас пугают. И если мы внимательно вчитаемся в «Апокалипсис» Иоанна, то увидим, что ничего исключительного и ничего особенно страшного он в себе не содержит. А то, чем он нас пугает, это то, что нам уже давно привычно и к чему мы уже притерпелись, и гораздо опаснее для нас различные явления, которые может породить сам человек. Это, в первую очередь, ядерная война. Она действительно пострашнее любого «Апокалипсиса». Остается надеяться, что ее никогда не будет, как не осуществляться и те «Откровения», о которых пишет Иоанн в «Апокалипсисе».


Литература:
1. Библия. Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М., 1979. Дается указание на страницу.
2. Константинов И. Господь Бог не создал мира? // НЛО (Калейдоскоп), 2010, №11. С.8.
3. Лякина Е. Терновый венец Спасителя // Тайны XX века, 2020, №33 (август). С. 28-29.
4. Там же.
5. Мошарова Н. В поисках истины. Иисус между реальностью и Новым Заветом // Секретная история (Загадки истории), 2020, №1. С. 35.
6. Капская Н. Туринская плащаница. Кем был Христос? // Тайны XX века, 2020, №29 (июль). С. 20,21.

02.10.2020 г. © Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *